Пытались убить машину, но ничего не вышло: 5 500 км на Hyundai Creta по Сибири

«Белорусы в Сибири есть?» — «Наверное, нет…» — «А если найду?» Примерно с таким посылом из Минска стартовала экспедиция «Creta на Байкале. Путь Черского». 5 500 км, 11 дней приключений и поиска белорусов у озера Байкал.

— Откуда белорусы в Сибири? Это не только царская ссылка, но и столыпинская реформа, — комментирует руководитель экспедиции Дмитрий Новицкий. — Подумайте только: с 1906 по 1912 год 1,5 миллиона белорусов добровольно переехали в Сибирь! Из них 300 тысяч человек остались в Иркутской области. Это невероятно много. Причём, когда началась Первая мировая война, многие белорусы-беженцы поехали к своим родственникам в Сибирь. А чуть позже советская власть тоже уговаривала белорусов переезжать в Сибирь. Речь не о заключённых, а о добровольном переезде на новые, свободные земли. Потомков этих белорусов мы и собираемся искать — на двух автомобилях Hyundai Creta.

В составе экспедиции — новенькие Hyundai Creta. Одна — с мотором 1.6 и практически в базовой комплектации, вторая — с двигателем 2.0, оснащённая куда богаче. Хотя «базу» скромной не назвать: противозаносная система, кондиционер и огромный дисплей мультимедиасистемы. Автомобили переднеприводные, c «автоматами» — как они перенесут сибирское бездорожье?

По факту от Красноярска до Черчета, первого села белорусских переселенцев, экспедиция добиралась восемь часов. Расстояние по карте небольшое, но последние 120 км ехали почти четыре часа. Сибирь — это плохие дороги. Так было и так осталось. Разбитая гравийка сменилась какими-то кусками глины. Дождь, ночь, машины буксуют, но едут.

Хорошо, что Hyundai Creta оснащена всей необходимой электроникой. И хорошо, что её можно отключить! Система спуска с горы отлично работала на скользких спусках, а противобуксовочную систему отключали на подъёмах: так было надёжнее

С заправками по дороге проблем не было, а вот качество бензина иногда вызывало вопросы. Благо Creta «по заводу» питается 92-м бензином и очень устойчива к плохому топливу. В экспедиции можно отправляться смело

— Если честно, я был удивлён тому, насколько крепкая подвеска у Hyundai Creta, — делится впечатлениями Новицкий. — Буквально в первый день экспедиции были такие удары, такие ямы и такие камни, что я думал, будто придётся вынимать запаски и менять колёса. Но нет: подвеска хоть и срабатывает до упора, но жёсткого пробоя нет. Это спасло колёса. Забегая вперёд, скажу, что за 5 500 км плохих дорог — ни погнутого диска, ни порванной покрышки. Это заслуга подвески. Она просто супер.

Первая точка экспедиции — село Черчет. Окружённое со всех сторон тайгой, обвитое рекой, оно долго оставалось в изоляции от внешнего мира. В Черчет и сейчас добраться непросто, а сто лет назад… Это позволило селу сохранить белорусский язык и белорусскую культуру.

— Удивительно, но местные жители до сих пор говорят «бульба». Журавлей они называют «буслы». Аистов здесь нет, поэтому наше белорусское название закрепили за журавлями. Маленьких шустрых детей в деревне называют «маланка ты!». То есть язык Черчета — это классическая наша трасянка, — делится ощущениями Дмитрий Новицкий. — В Черчете есть музей белорусской культуры, есть кружок пения и танцев, жители до сих пор поют наши родные песни на родном языке. Это просто какой-то космос, который легко объясняется тем, что ВСЕ жители деревни — белорусы. Черчет был основан переселенцами из Беларуси в 1903 году. Они выбрали это место на горке, «чтобы малые дети не топились в реке», и прожили практически в изоляции следующие 100 лет. До райцентра совсем не близко, поэтому Черчет сохранил культуру и традиции, до сих пор напоминает обычную белорусскую деревню, только за пять тысяч километров от Минска!

Экспедиция едет дальше. Две Hyundai Creta оказываются на дороге получше, пылят гравийкой. И, как ни странно, машина с мотором 1.6 вырывается вперёд! Объясняется это просто: у неё 16-дюймовые колёса и высокопрофильные шины, поэтому по ямам ехать проще, чем на 17-дюймовых дисках версии 2.0. Совет всем, кто будет эксплуатировать Creta за городом и по бездорожью: берите диски поменьше, а профиль резины повыше. Тогда о ямах можно вообще не думать, их словно нет.

А тем временем команда приезжает в деревню Тарнополь Балаганского района. И-и-и там снова белорусы!

— В этой деревне есть даже улица Гомельская, на которой живут переселенцы из Гомельской области. Есть там и люди из Витебщины. В одной деревне собраны разные районы Беларуси, — рассказывает Дмитрий Новицкий. — А так всё то же самое:  белорусские слова вперемешку с русским языком — и общая тоска по Родине. «Проклятая Сибирь» — так называла эту местность одна женщина из рода Гераковых. Что интересно, в Гомельской области в деревне Бабичи мы нашли бабушку Геракову, которая знала, что у неё есть родственники в Сибири, но не знала их контакты.

Экспедиция «Creta на Байкале. Путь Черского» связала Гераковых белорусских и сибирских — и поехала дальше! Следующая точка — Иркутск.

Тут экипаж вырывается на асфальтовую трассу «Сибирь», и в этих условиях «двухлитровая» Creta превращается в точку на горизонте. Что ни говори, два литра — это два литра. Но! Члены команды встречаются на заправке и видят, что в трассовых режимах Creta с мотором 1.6 была в среднем на 1,5—2 литра экономичнее. Поэтому, если не хотите машину-гонку, берите Creta 1.6 — и будет вам счастье. А тем временем — Иркутск!

— Я сам был очень удивлён, но Иркутск тоже очень белорусский город, — делится Дмитрий Новицкий. — До середины XIX века он был деревянным, тихим и спокойным. Но после восстания 1863—1864 годов сюда попало большое количество аристократов-белорусов: Бенедикт Дыбовский, Владислав Годлевский, Николай Витковский, Александр Чекановский. И они тут развернулись! Красивый каменный Иркутск, который мы видим, — это заслуга белоруса, главного архитектора Иркутска в XIX веке.

— Ян Тамулевич — это знаковая фигура для Иркутска, — рассказывает главный гид экспедиции Олег Рудаков. — По сути, Тамулевич построил каменный Иркутск, весь центр города. Причём Тамулевич не был ссыльным, он поехал в Иркутск добровольно, как и вы… 

Для краеведческого музея у команды был подарок — портрет Яна Черского кисти верхнедвинского художника Валерия Счастного. Ян Черский родился под Верхнедвинском. В деревне Волынцы есть краеведческий музей, посвящённый Черскому. Команда передала в дар Иркутску портрет земляка и покатила дальше, на Байкал.

Скрипят колёса в поворотах: от Иркутска к Байкалу — серпантин. Даже сейчас (на машине, по дорогам) путешествовать к Байкалу и вокруг него нелегко. А как было тогда, в XIX веке?

Подвиг белоруса Яна Черского в том, что он открыл цивилизованному миру озеро Байкал. В одиночку, на маленькой вёсельной лодке за четыре года исследовал озеро — и создал подробную геологическую карту Байкала. Это не просто начертить, а сделать образцы грунта, замеры, пометки и т. д и т. п.

— На то, что в одиночку сделал Черский за четыре года, сейчас большим коллективам исследователей надо пять лет, — комментирует подвиг земляка Олег Рудаков.

Ян Черский — герой в Сибири: его именем назван горный хребет и пик. В Якутии тоже есть хребет Черского: там, на Колыме, он погиб в одной из экспедиций. Заболел — условия тогда были суровые.

То ли дело сейчас: Apple CarPlay, айфон подключил — едешь в Creta, отдыхаешь. На горном серпантине даже испытываешь азарт: рулится Hyundai Creta, как и прежде, хорошо. В поворотах можно кайфовать!

А все участники экспедиции стоят как громом поражённые — как же красив Байкал! Фотографии не передают всей красоты. Это не обработка. Это нереальная, магическая красота Байкала.

— Местные никогда не назовут Байкал озером. Для них это море. И это правда море: огромное количество воды, другой берег еле-еле виднеется на горизонте, а если шторм, то в море лучше не выходить, — рассказывает Дмитрий Новицкий.

Все немного поиграли в героев фильма «Достучаться до небес», собрались и поехали исследовать Тажеранские степи. Тажеранские степи — одно из самых красивых, но труднопроходимых мест Байкала. Полевые направления, камни, колеи… Иногда переднеприводным Creta приходилось трудно. Но!

Экспедиция ездила на переднеприводных машинах, но с полным приводом Hyundai Creta превращается в отличный вседорожник: можно заблокировать муфту, есть противобуксовочная система, а дорожный просвет большой. Не бойтесь штурмовать бездорожье!

Можно отключить противобуксовочную систему, принудительно включить только первую передачу — и с клиренсом 190 мм штурмовать байкальские направления. Экипаж доехал туда, куда хотел доехать. Было сухо, поэтому и переднеприводные кроссоверы ехали, словно суровые уазики, и проехали везде. Было бы мокро — не обошлось бы без полного привода. У Creta, как указано выше, он тоже есть, причём с принудительной блокировкой «центра». Понадобится транспорт для настоящих приключений — выбирайте Creta 4×4.

А команда из красоты Тажеранских степей перемещаемся на Ольхон, святой остров для шаманистов и буддистов. И проклятый для дорожных строителей: как и во многих местах на Байкале, дорог в нормальном понимании слова там нет. Удар, ещё удар! Вот так выглядит езда по Ольхону: ямы, камни. Но даже на полностью загруженной машине пробоев нет. Всё же у Hyundai Creta очень хорошая подвеска.

— Удивительно, но вокруг Байкала кого только не встретишь: тут и шаманы, и буддистские ламы. Озеро называют местом силы, энергетическим центром Земли. Если смотреть по количеству священников и разнообразию религий — здесь есть все. В Иркутске и буддистский дацан, и католический храм, и синагога, и православная церковь. Но местные поголовно соблюдают языческие, шаманские обряды. Подъехал к озеру — обязательно побурхань, вылей немного алкоголя на землю, попроси у духов беспроблемной поездки, — рассказывает Дмитрий Новицкий.

Экспедиция бурханила и ехала дальше. Поломок и проблем не было, было лишь удивление, что среди местных жителей ходить и к шаману, и в православную церковь — это нормально. Язычество настолько близко и привычно бурятам, что буддизм в Забайкалье команда заметила не сразу. Вот, кажется, только что были обычные деревенские дома, как те же дома уже украшены цветной материей, повсюду колокольчики. Приехали, Улан-Удэ, буддизм!

— Мы заезжали к нетленному ламе в Иволгинский дацан, — комментирует Дмитрий Новицкий. — Сто лет назад он ушёл в глубокую медитацию, и с тех пор тело его нетленно. Он святой, к нему ходят толпы паломников, но мы предпочли вернуться на Байкал.

Озеро того стоит. Разлучился с ним на полчаса — уже скучаешь. Не скучаешь только по местным дорогам — они будут ещё долго сниться в ночных кошмарах…

— В который раз хочется подчеркнуть: асфальтовые дороги вокруг Байкала прекрасны. Но там, где заканчивается асфальт… Это ужас наяву: в какой-то момент казалось, что не машины развалятся, а люди! — рассказывает Дмитрий Новицкий. — И даже в Забайкалье мы нашли своих братьев-белорусов. Заселяемся в гостевой дом, владелец — бурят. Тёмный, раскосый, смотрит на нас и вдруг произносит: «А я тоже белорус, моя бабушка — переселенка родом из Беларуси». Хоть стой, хоть падай: в Иркутской области на самом деле каждый третий белорус. Но нас часто путают с поляками.

Экспедиция была и в Тарбагатае — деревне староверов. Местный священник говорит: «Посмотрите, вот польские иконы». А выясняется, что, получается, польские иконы на самом деле из нашей гомельской Ветки. Там был огромный центр староверов, оттуда шли иконы и книги по всей Российской империи. Поэтому, когда слышишь слово «польский» или «поляк», будь готов к тому, что, скорее всего, речь о чём-то белорусском и о белорусах. Как с этими иконами из Ветки.

Экспедиция заканчивается. Пройдя 5 500 км, две Hyundai Creta возвращаются в Красноярск. Водители слушают музыку с помощью айфонов, подключившись через Apple CarPlay. А пассажиры дремлют в комфортных сиденьях новой Hyundai Creta. Эта машина доказала, что даже в переднеприводной версии, с четырьмя людьми в салоне и полным багажником вещей на ней можно без проблем путешествовать по необычной, местами дикой, но невероятно красивой Сибири. Авто ни разу не забуксовали, у них ничего не поцарапали и не оторвали: этот кроссовер может больше, чем кажется на первый взгляд. При этом экономит топливо: «1,6-литровая» версия по трассе просила не более 7—7,5 л/100 км. Поэтому в сердцах члены команды уносят большое уважение к модели Hyundai Creta. И к Сибири, к Иркутской области, которая, как оказалась, для многих белорусов — второй дом. Белорусы многое сделали для освоения этих земель. Подвиг Яна Черского и целые деревни переселенцев — об этом нужно знать, поглядывая на карту за пять тысяч километров от Беларуси.

Земля вокруг Байкала белорусам не чужая. Если не можете на Байкал, заезжайте в деревню Волынцы, в музей Яна Черского в нашей родной Беларуси.

До новых экспедиций — на новой Hyundai Creta!

Подробности об экспедиции — в соцсетях Hyundai Belarus.

Информация о новой Hyundai Creta в Беларуси

Стартовая версия Prime стоит 44 900 рублей. При этом она оснащена противозаносной системой, 8-дюймовым дисплеем мультимедиа с поддержкой Apple CarPlay и Android Auto и кондиционером. Версия с «автоматом» стоит 47 500 рублей, это значит, что доплата за классический проверенный гидромеханический «автомат» составляет всего 2 600 рублей.

Всего в Беларуси представлено шесть комплектаций: Classic (от 46 900 BYN), Family (от 49 900 BYN), Lifestyle (от 54 900 BYN), Elegance (от 58 900 BYN) и Prestige (от 68 900) BYN.

Две первые версии предлагаются на стальных дисках, остальные — на легкосплавных.

В топовых комплектациях доступны:

* панель приборов Supervision с цветным 7-дюймовым TFT-дисплеем;

* электропривод сиденья водителя (регулировка в десяти направлениях);

* электрорегулировка поясничного подпора сиденья водителя;

* подогрев задних сидений с двумя режимами;

* комбинированная отделка сидений и т. д.

Hyundai Creta выглядит невероятно, но сохраняет проверенные технические решения. На выбор покупателей атмосферные двигатели объёмом 1,6 и 2,0 л, которые доказали свою надёжность на предыдущем поколении Creta. Схема полного привода, трансмиссии тоже остались прежними, что означает исключительную надёжность этих агрегатов. К слову, гарантия на Creta — пять лет. Помимо дизайна, новая Creta отличается от предшественника важными доработками. Объём багажника увеличился на 31 литр и составляет сейчас 433 литра. У заднего сиденья появился центральный подлокотник. Теперь водитель может менять характер автомобиля — есть три режима: Eco, Normal и Sport. В топовых версиях появилась двухцветная окраска кузова и двухцветная отделка салона.

Записывайтесь на тест-драйв и узнавайте подробности в наших автоцентрах! 

Официальный импортёр автомобилей

Hyundai в Республике Беларусь —

ООО «Хёндэ АвтоГрад».

huyndai.by

 

«Хёндэ АвтоГрад»

Адрес: г. Минск, ул. Тимирязева, 114.

Тел.: (017) 333-50-43.

huyndai.by 

 

«Хёндэ Центр Уручье»

Адрес: г. Минск, ул. Гинтовта, 1.

Тел.: (017) 336-81-91.

huyndai.by

 

г. Могилёв

ЧТУП «Темп-Авто»

Адрес: Минское шоссе, 1б.

+375 (44) 777-74-32.

www.hyundai-mogilev.by

 

г. Гомель

СООО «Голес»

Адрес: ул. Лепешинского, 38а.

+375 (232) 79-80-08,

+375 (29) 655-19-13.

www.hyundai-gomel.by

 

г. Витебск

Адрес: ЗАО «Фирма „Омега“»

Адрес: Ленинградская, 125а.

+375 (212) 33-99-99,

+375 (29) 133-93-93 

www.hyundai-vitebsk.by

 

г. Гродно

ООО «Альфорт»

Адрес: ул. Пучкова, 47.

Отдел продаж автомобилей: +375 (333) 77-77-51.

www.hyundai-grodno.by

 

г. Брест

ООО «БелАВТОномия»

Адрес: ул. Я. Купалы, 1.

+375 (33) 347-11-77,

+375 (29) 347-11-77.

www.hyundai-brest.by