Говорите, Renault Duster для простачков? Побеседовали со Змитером Войтюшкевичем о белорусских дорогах и дорогих машинах

  • 8 марта
  • Просмотров 18657

Про Змитера Войтюшкевича говорят как про музыканта, широко известного в узких кругах, тем не менее его по праву называют главным романтиком белорусской песни. На счету композитора больше двух десятков альбомов и концертных программ на стихи отечественных и зарубежных поэтов. Он не только занимается творчеством, но и развивает агротуризм на Немане, а машины считает не более чем средством передвижения. В интервью av.by артист показал свой автопарк, а еще рассказал об автостопе, любимых моделях и дорогах родной страны.

Белорусский музыкант Змитер Войтюшкевич, известный также под творческим псевдонимом Todar

Музыкант, театрал, хозяин усадьбы

Змитер Войтюшкевич начинал как фолк-музыкант в группах «Палац» и Kriwi. С 2001 года выступает сольно и с группой WZ-Orkiestra. Он был участником многих совместных проектов, включая культовые «Народны альбом», «Святы вечар», «Я нарадзіўся тут». Последний — это гимн всех, кто родился и остался жить в Беларуси. В январе 2021-го на YouTube прошла премьера клипа «Неверагоднасць», посвященного женщинам белорусского протеста. А 8 марта артист приглашает всех на свой онлайн-концерт, чтобы поздравить девушек и отметить первые дни весны.

Змитер находит время для всего: и для творчества, и для Немана, и для отдыха. Важно соблюдать баланс, чтобы не перегореть.

— Сейчас я заканчиваю работу над музыкальным проектом на детские стихи советского поэта Алексея Пысина. В нем принимают участие разные исполнители — Лявон Вольский, Аня Шаркунова, Светлана Бень, Саша Захарик, группа Naviband. Из-за пандемии концертов практически нет. Кроме того, больше 10 лет занимаюсь агроусадьбой. У меня есть помощники, но я сам там убираю, застилаю постели, топлю баню. Вот уже как полтора года приезжает много гостей — это возможность и получить какие-то деньги, и познакомиться с интересными людьми, которые в условиях коронавируса заново открыли для себя Беларусь.

Первая Toyota 4Runner даже не завелась

Змитер Войтюшкевич работает в варшавском театре и перепробовал разные виды транспорта, чтобы попасть в Польшу. Самолеты, поезда, автобусы… Даже помнит, как в 2003 году во время поездки на фестиваль под границу Беларуси с Польшей добирался с пересадками на 8 фурах.

— В Березовке, где я родился, ездили на ВАЗ-2108/09, в том числе любили «шестерки», «копейки», а еще там водились франты. Они украшали «Жигули» шторками, ставили розочки на КПП и катали девчат. У нас с мамой машины не было, а мой дядя сначала передвигался на ВАЗ-21011, потом купил «девятку» — по тем временам значимое событие для небольшого поселка. Березовка — это же хрустальный край. Не секрет, что тогда мутили разные коррупционные схемы, воровали стекло и обменивали его на литовские «Жигули», а вот «Москвич» в 80-х годах не особо котировался.

Честно говоря, не помню, чтобы мальчишкой мечтал о какой-то машине, но мне врезались в память дорогущие Toyota, стоящие на витринах Дворца спорта в 90-х. По-моему, они продавались за $20 тысяч. Цена просто космос! Их там насчитывалось штук 6-7 — и все раскупили то ли цыгане, то ли комаровские боссы. Права я получил в 1997 году, но личного автомобиля долгое время не было: я летал на самолетах, автостопил. Однажды стоял на перекрестке трассы М6, мокнул под дождем, ловил попутные машины и думал: «Вот бы остановилась какая-нибудь блондинка на кабриолете Ferrari и куда-нибудь меня увезла». И сейчас об этом мечтаю: в жизни должно быть место чуду.

В реальности же меня подбирали водители на прокуренных МАЗах, а в 2006-м я купил хутор-усадьбу на Немане, поэтому машина понадобилась физически. У меня есть друг — Дима Попов. Его знает пол-Минска, сейчас он занимается изобразительным искусством. Он говорит: «Нашел классное авто, Toyota 4Runner, на нем моджахеды ездят — на хутор точно доберешься!» Что ж, надо брать. Встретился с продавцом, отдал ему $6 тысяч. В тот день я ощущал приятное волнение, представляя, как в первый раз сяду за руль, вставлю ключ и… — машина не заводится! Тут же позвонил Диме и спросил: «Что ты мне посоветовал? Ищи что-нибудь другое».

В итоге забрал у него с доплатой Toyota Celica. Она была красивая, красного цвета — и гаишники тормозили меня всегда. Правда, на хутор я мог доехать на ней лишь летом и осенью. Пару раз бампер там страдал конкретно.

Потом пересел на Subaru Forester. Еще один друг переезжал в Израиль и продал мне данный кроссовер в рассрочку. Это прекрасный автомобиль, если он не ломается. Кто-то из мастеров сказал мне: «Ты должен отдать его хоть за каких 500 баксов и танцевать ламбаду». Так и случилось, только за машину я выручил больше денег. Хотя до этого, в 2013 году, успел устроить на ней автопробег по Центральной Европе, преодолев за рулем 7 000 километров. Когда «Субару» морально устарел и надо было ехать уже по Прибалтике и Скандинавии, я просто пошел в салон и купил… Renault Duster.

Aygo из-под Берлина, Renault Duster для простаков

Змитер цитирует Генри Форда: «Лучшая машина — новая машина», объясняя именно этим приобретение Duster в 2015-м. Это версия с двухлитровым бензиновым мотором, АКПП и подключаемым полным приводом. Кто-то критикует данную модель за простенький салон, минимум удобств и невзрачный дизайн. Мол, это машина для тех, кому достаточно малого (из разряда «едет — и уже хорошо»). Главное, чтобы не ломалась.

— Говорят, будто «Дастер» для простаков или нищебродов. Где-то в интернете крутили ролик, в котором дизайнеры издевались над одним из владельцев по поводу расположения кнопок, ремней безопасности и прочих моментов. Но я скажу так: свою основную функцию автомобиль на 100% выполняет. Проехал на нем уже почти 200 тысяч км — это и путешествия по Европе, и поездки по Беларуси. Машина дешевая в эксплуатации, практически не нуждается в ремонте.

Duster был куплен новым в 2015 году, и за шесть лет он проехал почти 200 тысяч км

В плане вместительности тоже грех жаловаться: перевозил там и музыкальный реквизит, и трехметровые доски. О каких-то радостях комфорта даже не задумывался. Лишь месяц назад узнал, что здесь есть подогрев руля. Но вот круиз-контроля мне все-таки не хватает. На Subaru Forester он был, и мне это нравилось.

В разговоре Змитер подчеркивает: он не из тех, кто сдувает с машины пылинки и натирает ее до блеска, а посему поддерживает «средний уровень чистоты» и не переживает, если надо проехать по бездорожью. По заверениям музыканта, Duster проберется и по грунтовкам, отсыпанным камнями, и по лесной тропе, ведущей к его хутору в деревне.

— Эта машина создана для того, чтобы что-то или кого-то перевезти, она демократичная, но за ней нужно присматривать. Колесные арки пескоструит — там откалывается краска, а на месте сколов образуется ржавчина. Периодически их следует подкрашивать. Не скажу, что разбираюсь в технике. Скорее отвезу кроссовер на сервис. Надо залить омывайку, заменить колесо — это смогу сделать сам, а проверять уровень масла просто ленюсь.

Под капот музыкант заглядывает только в одном случае: чтобы залить омывайку

По словам артиста, в семье есть потребность в двух машинах: вместе с женой и детьми он живет в Острошицком Городке, но при этом часто ездит на Неман. Так, в 2013 году у них появилась компактная Toyota Aygo, пригнанная из-под Берлина.

— На ней реально передвигалась немецкая бабушка, которая за четыре года накатала 16 000 км. Это не какая-то перекупская сказка. Главное — не покупать в Европе машину у эмигрантов, а хорошенько поискать. Я постоянно езжу на «Тойоте» в Варшаву — экономия топлива колоссальная. Там стоит литровый «движок», но она такая резвая — могу рвануть со светофора, оставив позади даже BMW.

На Toyota Aygo с литровым мотором музыкант с удовольствием ездит за границу. Фото из личного архива

А вот расход бензинового Duster мне не нравится — около 9-10 литров. Несколько раз датчики топлива вводили в заблуждение. Представьте: брестская трасса, минус 27 градусов Цельсия, а машина внезапно глохнет. Слава богу, что в полутора километрах до ближайшей заправки. Не самый приятный случай в жизни, но даже такие воспоминания по-своему ценны. 

Змитер не скрывает: хотелось бы, чтобы расход был меньше

Еще один инцидент с Duster произошел, когда артист оставил зимой кроссовер на ручнике — в итоге замерзла колодка (ее пришлось реанимировать с помощью молотка и полена). Это лайфхак, которым Змитер делится с остальными. 

Лайфхак, как выйти из положения, если замерзла колодка

Машина — это не роскошь

— Понятие «машина — это роскошь» со временем девальвировалось, сейчас это средство передвижения, — считает музыкант. — В моем понимании так точно. Есть такие автомобили, которые остаются красивыми на века. Например, Mercedes, выпущенные до 70-х годов, а вот «шестисотый» — символ 90-х — мне не очень нравится. Что уж говорить о современных моделях...

Меня ничуть не смущает чья-то фраза про дешевый автомобиль и нищебродов. Я же белорусский артист, а это целое психологическое состояние. Это не значит, что мы какие-то убогие, что ли — просто у нас другие ценности. Хотел бы я поменять Duster на что-то другое? Пользуясь случаем, отмечу, что с удовольствием приму в дар Volvo XC90, можно XC60 или какую-нибудь полноприводную Audi, Mercedes GL, даже VW Tiguan. Может, у кого-то машина простаивает без дела. А вот к марке Geely отношусь неоднозначно, но критиковать ее не буду: не знаю, не ездил. Хотя дизайн последних моделей меня устраивает: машины выглядят по-европейски.

Транспортный налог? Поддерживаю всех, кто против

Змитер называет себя дисциплинированным водителем: он превышает скорость крайне редко, а еще считает, что наличие дорогого автомобиля не освобождает от ответственности.

— Не люблю, когда водители подрезают, не включают «поворотник», знак «Стоп» для меня — Отче наш. Лечу по трассе 120–130 км/ч, когда можно и когда есть настроение, ПДД не нарушаю. Я же живу в Острошицком Городке, а там документы проверяют постоянно. Зачем мне искать приключения? Машина проходит техосмотр в Новогрудке — там, кстати, на почте, в магазинах, в том числе на автосервисах, люди разговаривают на трасянке. Только ради этого туда стоит съездить, а заодно и ТО пройти. 

Артист водит автомобиль спокойно. Последняя запись в талоне датируется 2017 годом

Про транспортный налог, конечно, слышал и поддерживаю всех, кто против. Однако наши дороги ругать бы не стал. В 2013-м ездил во Львов на Subaru — дороги хуже некуда. Не знаю, как там сейчас, но у нас они точно не самого плохого качества. Пусть и не сравнить с европейскими автострадами: они долговечнее, но и дороже. Стефан, мой друг из Швеции, по приезде в Беларусь говорит, что трасса М6, например, вроде бы даже по европейским меркам ничего.

За рулем Змитер предпочитает послушать подкасты, а песни включает изредка, придерживаясь своей теории, гласящей о том, что «твоя музыка тебя найдет всегда». На борту «Дастера» имеется магнитола со встроенным радиоприемником и проигрывателем дисков, а в бардачке артиста найдутся сольные альбомы Сергея Трухановича (бывший гитарист «Крамы») и британского исполнителя Сэма Смита, несколько дисков с детской аудиокнигой, а также сборник скрипичных квартетов в исполнении Войтюшкевича «Зорка Дзіва» на стихи Владимира Некляева.

— Возможно, по статусу артиста мне положено иметь автомобиль получше, но меня не беспокоит, что я езжу на обычном «Дастере», — рассуждает музыкант. — В целом он меня устраивает, разве что, как в том старом анекдоте, «калі б нас хто вазіў»… Не стану отрицать: будь у меня возможность — купил бы Mercedes GL или Porsche Cayenne. Почему бы и нет? Хотя на самом деле это не имеет большого значения, приоритеты у всех разные. Как говорится, главное, чтобы человек был хороший.

Читайте и подписывайтесь на наш канал Yandex.Zen

Читайте также:

Алина Вислоус
Фото: Елена Дорошкевич
av.by
Нравится!
Класс!

Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь

Вход Регистрация
comments powered by HyperComments