«В страну ежемесячно ввозится около 800 иномарок или 10 тысяч в год». Белорус поведал о тонкостях ведения автобизнеса в Германии

  • 23 февраля
  • Просмотров 158172

С начала принятия указа о льготной растаможке рынок «бэушки» определенно оживился. И пусть о массовом ввозе подержанных иномарок из Европы речь сегодня не идет, но интерес к ним на «вторичке» стабильный. Белорусы уверены: авто из ЕС в куда лучшем состоянии, достойнее оснащены и зачастую имеют недоступные для отечественного рынка интересные сочетания типа кузова, двигателя и коробки передач. К примеру, новых минивэнов у нас нет вообще, а дизельные варианты можно пересчитать по пальцам одной руки. Выходит, что VW Passat на «тяжелом» топливе до сих пор остается мечтой среднестатистического белоруса. 

«Белорус хочет купить Passat дешевле, чем он стоит в Европе». Посмотрели, что продают на авторынке зимой

Однако не только «Пассатами» наполняется наш вторичный рынок. Многие засматриваются и на семиместные Opel Zafira и Renault Grand Scenic, и на SUV вроде Renault Kadjar и Nissan X-Trail, и даже на популярный в ЕС электрокар BMW i3. Часть из этих моделей приобретается на аукционах, часть — в автохаусах, а затем на автовозах доставляется в РБ. Однако как все устроено изнутри, с какими реальными пробегами продаются заграничные иномарки и есть ли риск столкнуться там с обманом? О реалиях европейского рынка и бизнеса, связанного с покупкой/продажей машин, рассказал белорус, который занят в этой сфере в немецком городе Падерборне.

Опыт Евгения в автомобильной сфере насчитывает более 9 лет, последние пять из которых мужчина живет и работает в Европе. Сначала он был дилером (менеджером) по продаже машин в Германии и Польше, затем основал и свое дело. В настоящий момент также осуществляет подбор, проверку, организацию покупки и доставки б/у автомобилей из ЕС.

Евгений живет на две страны (Германия и Польша), владеет там компанией, а также оказывает услуги по покупке и доставке авто из ЕС

«В Беларусь ввозится около 800 авто в месяц, то есть 10 тыс. в год» 

В марте — апреле 2020 года в Европе ввели локдаун в связи с пандемией коронавируса. Как следствие — все пережили шок, в том числе автобизнес.

— Помню, тогда продажи машин ощутимо упали, — рассказывает Евгений. — Италия, Испания закрылись полностью, во Франции работал только один хаб на выдачу транспорта. Площадки в Бельгии, Голландии и Германии продолжали свою деятельность, но поскольку головные офисы крупных лизинговых компаний находились во Франции, то документооборот растянулся на более долгий срок.

Что пригнать из Европы? Рассказывает бывалый перегонщик машин

На какое-то время цены снизились, но вскоре вернулись к прежним позициям и даже выросли: спрос превысил предложение. Каких-то ограничений на международные перевозки эта ситуация не создала: машины доставлялись как по Европе, так и в РБ. Сегодня интерес к европейским иномаркам со стороны белорусов остается стабильным. Он практически сопоставим с уровнем прошлого года. Правда, такого ажиотажа, как в первый год введения льготы, уже не наблюдается. По моим прогнозам, резких скачков в сторону снижения или повышения спроса не будет, если не изменится законодательство. По моим приблизительным подсчетам, в Беларусь ввозится около 800 авто в месяц, то есть 10 тыс. в год. Это небольшая цифра в масштабах страны.

Немцы сходят с ума по Suzuki Jimny, а белорус спит и видит VW Passat

В Европе в ходу бензиновые машины с малообъемными двигателями, модификации CNG, а в последние годы набирают популярность гибриды и электрокары. Дизельные минивэны и универсалы тоже есть — правда, в меньшем количестве.

— В Скандинавских странах на законодательном уровне запрещен экспорт электрических моделей. Например, в Швеции такую политику проводят для того, чтобы электрокары оставались на внутреннем рынке, а вывозились в первую очередь дизельные машины. В последнее время в Центральной Европе растет количество автомобилей из Скандинавии и Швейцарии — там они ценятся даже больше, чем немецкий б/у автопарк.

Во-вторых, там увеличивается поток машин, приобретаемых в США. Несмотря на то, что их нужно приводить в соответствие с европейскими нормами по свету, а это недешево. На рынке ЕС распространены модели, нетипичные для Беларуси. Например, есть такой рамный джип, как Suzuki Jimny, востребованный среди охотников. Немцы сходят по нему с ума и готовы платить неадекватные в понимании белорусов деньги — 12–15 тысяч евро за бэушную машину. Про него можно сказать так: стоит дорого, продается быстро.

По словам Евгения, немцы с хорошим образованием и солидным достатком предпочитают покупать новые автомобили в лизинг, а по окончании трех лет сдают их в trade-in. Потом они поступают в страны Восточной Европы, в том числе в Беларусь. Кстати, процентные ставки лизинговых компаний — от 1,5 до 2,8%. К тому же действует следующее правило: чем больше аванс, тем ниже ставка.

— Жители Германии из числа иммигрантов ездят преимущественно на «бэушке». Старых машин здесь тоже много, но мало «шрота», или, как говорят белорусы, «корчей». Их дорого содержать, а также в обязательном порядке надо пройти TUV (это вариация нашего техосмотра) и получить страховку. Есть еще пласт возрастных автомобилей 80–90-х годов, в основном «японцев» с бензиновыми моторами, которые в больших объемах уходят в Африку. Данным бизнесом занимаются выходцы из южных регионов — например, ливийцы, имеющие диаспоры в Германии.

Этим, можно сказать, живет сегодня вторичный рынок Германии. Белорусы же выбирают и покупают из-за рубежа совершенно другие модели. Наиболее ходовые кроссоверы — Nissan X-Trail, Qashqai, Volvo XC60, Mercedes GLC. Главные «стиляги» — Renault Talisman, Toyota CH-R, Peugeot 3008/5008. Не прошла народная любовь и к минивэнам вроде Opel Zafira, Сitroen С4 Grand Picasso, Renault Grand Scenic и BMW 2 Grand Tourer.

Кроме того, стабильным спросом пользуются Ford S-MAX и VW Sharan. А еще популярны семейные бусы, среди которых Opel Vivaro/Renault Trafic и Toyota ProAce/Peugeot Traveller, а также, конечно, VW T6. С обнулением таможенной пошлины и НДС поехали в РБ и EV. Самый распространенный электрокар из Европы — BMW i3.

Volkswagen Passat уступает лидерство Skoda Superb

— По моим наблюдениям, белорусы хотят купить те модели, которые либо мало представлены на нашем рынке, либо практически отсутствуют в продаже. Та же Skoda Octavia в кузове лифтбек с 1,4-литровым бензиновым мотором — попробуй-ка у нас ее найти, тогда как «дизелей» объемом 1,6 литра, напротив, полным-полно. Или Renault Talisman — современная модель, которая выглядит дорого-богато. Универсалов на «механике» хватает и на аукционах, и по объявлениям на «вторичке». Хочешь седан с АКПП и в комплектации Initiale Paris — уже проблема: либо его нет, либо он стоит приличных денег. В последнее время наши земляки неоднократно просили подыскать и доставить хороший в плане комплектации Mercedes GLC, хотя диапазон цен на него варьируется от 18 до 27 тысяч евро.

А как насчет Volkswagen Passat? Похоже, он будет популярен у белорусов всегда. Это можно объяснить известным слоганом «Квадратиш, практиш, гут». Однако Евгений отмечает, что дизельный универсал сейчас уступает своему собрату — Skoda Superb.

— Данная модель такого же класса, но чуть больше в габаритах, плюс она обладает агрессивной внешностью. В зависимости от пробега, комплектации и общего состояния на местном рынке подобная машина оценивается от 7 до 12 тысяч евро. Я сказал бы так: возможно, «Пассатов» покупают больше, зато «Супербы» — лучше. Это значит, что если на европейской площадке автохауса стоит по две машины каждой из этих моделей, то вполне прогнозируемо, что Superb продастся точно, а вот Passat — далеко не факт.

Вместо «Пассата» купил Superb. Стоила ли Skoda из Нидерландов $15 000?

Как правило, машины с моторами объемом от 2 литров и выше в Беларусь везут крайне редко. Это связано с дорогой растаможкой и, соответственно, с ценой. Пусть где-то и проскочит Mercedes с 2,2-литровым «движком», но обычно выбирают модели, выпущенные от 3 до 5 лет назад и имеющие объем двигателя до 1,5 литра либо от 1,6 до 2,0 л.

Такой Renault Kadjar 2016 года с пробегом 140 тыс. км обойдется около $12 500 (со всеми расходами и растаможкой)

Например, Renault Kadjar (2016 год, 1.5 «дизель», МКПП, 140 тыс. км., около $12 500 с учетом аукционной цены, доставки и льготной растаможки), Opel Zafira (2016 г. в., 1.6 «дизель», МКПП, 163 тыс. км, в районе $10 500), Opel Astra K (2017 г. в., 1.0 бензин, МКПП, 119 тыс. км, порядка $9 000), Skoda Octavia Automat (2017 г. в., 1.6 «дизель», 106 тыс. км, приблизительно $15 000), Citroen SpaceTourer (2017 г. в., 2.0 «дизель», МКПП, 200 тыс. км, ориентировочно $16 500).

Skoda Octavia 2017 г. в. с пробегом 106 000 км стоит примерно $15 тыс. 

Купить Passat в Беларуси дешевле, чем в Европе. Это вообще реально?

Евгений не отрицает, что такое реально при определенных обстоятельствах. В теории должно сойтись несколько факторов: необходимо приобрести машину с повреждениями кузова, скрученным пробегом и растаможить ее с 50%-й скидкой, намереваясь заработать, но в итоге продать в ноль или даже в минус. Тогда по сумме обстоятельств стоимость действительно может получиться крайне низкой (привлекательной).

— Понятное дело, подобный VW Passat не сопоставим по качеству с целыми экземплярами с оригинальным километражем, зато по цене он будет дешевле, чем в Германии. При прочих равных (состояние, честный пробег) такое, конечно, невозможно. Стоимость народного любимца в Европе начинается от 7 тысяч евро (универсал, «механика», 1,6-литровый мотор, пробег от 180 тысяч км). Нужен седан, двухлитровый «дизель», АКПП — тогда и цена вырастет до $10 000. Если мы возьмем «жирную» комплектацию Highline с Led-оптикой, кожей, цифровой панелью, панорамной крышей и пробегом не более 140 тыс. км, то за данный «Пассат» будут просить уже от 12 000 евро.

Честный пробег. Проверили у «официалов» VW Passat B8 из Германии

Вероятно, этот факт покажется кому-то странным, но в Европе действует правило: когда там частному лицу продается «бэушка» с пробегом до 200 тысяч километров, автохаус дает гарантию на скрытые дефекты по кузову или мотору. Это значит, что такую машину можно вернуть и даже получить компенсацию! Частник тоже обязан честно сообщать обо всех нюансах, но доказать это впоследствии гораздо сложнее.

Opel Astra K (2017 г. в., 1.0 бензин, МКПП, пробег — 119 000 км). Цена — около $9 тыс.

Вот реальный случай из практики моих немецких коллег: люди приобрели Nissan Qashqai, спустя два года накатали 30–40 тыс. км, а потом на СТО узнали, что он был поврежден гораздо серьезнее, чем об этом сказали во время продажи. В итоге по решению суда машину вернули, площадка выплатила им первоначальную стоимость, а вдобавок возместила несколько тысяч евро за пользование чужими средствами. Кстати, автотрейдеры в Европе охотно реализуют на экспорт автомобили с пробегом свыше 200 тысяч км: даже если там что-то всплывет, никому и ничего нельзя будет предъявить. В каждом отчете указывается, что эксперт может ошибаться, а изъяны неизбежны (будь то изношенные колодки или подтеки масла). Это нормально. 

Чем больше желание купить достойную иномарку, тем меньше будут цифры на одометре

Пробеги европейских автомобилей — это притча во языцех среди белорусов. На местном авторынке увидеть иномарку с пробегом свыше 200 тысяч км — большая редкость. 

— Такая машина будет куплена с километражем 240 тысяч км, причем без гарантии и занедорого. Последние полгода, если не больше, она не проходила сервис. В Германии пробег корректируют крайне редко: это преступление. Когда в ЕС авто приезжает на техосмотр, там всегда фиксируется километраж. Все это можно проверить через электронный запрос на digital-сервис. Меня тоже однажды останавливала полиция и посредством этой системы инспектировала пробег. Окажись он меньше, чем во время последнего ТО, — жди разбирательства, кто его отмотал, а потом и наказания.

Минивэны из Европы. Какие машины не старше 5 лет предлагает рынок

Как правило, скруткой чаще всего занимаются перекупщики, корректируя цифры до последней отметки в сервисной книжке. Плюс еще чуть-чуть, чтобы все выглядело логично и красиво. А далее машина выставляется на продажу.

— Градация по пробегам четкая. Автомобили, намотавшие до 100 000 км, имеют высокую остаточную стоимость на внутреннем рынке. Обычно их перепродают на территории самой Европы. Основной же диапазон — 120–180 тысяч км. Это неплохие варианты, которые ездили по автобанам в оптимальном для работы КПП, двигателя и подвески режиме и проходили сервис. Естественно, километраж влияет на цену.

К примеру, рестайлинговую Skoda Octavia 2017 года можно купить и за 6 000 евро, но приготовьтесь к тому, что и пробег там будет 250 тыс. км, если не больше. Хотите видеть на одометре 106 000 км — стоимость увеличится до 9 тысяч евро. Ford Focus 2016 года без проблем реально выиграть за 5 000 евро, но один мой клиент выбрал вариант в черном цвете, с комплектацией Titanium и пробегом 133 тыс. км, который обошелся ему в 6 200 евро. Не скажу, что это тенденция, но все чаще белорусы запрашивают километраж около 100 000 км или чуть больше. Вот недавние машины, которые к нам уехали: Skoda Superb 2016 года, пробег — 131 тыс. км, Audi А4 2017 г. в., пробег — 114 000 км, Оpel Zafira 2017 г. в., пробег — 106 тыс. км.

Важно отметить: клиенты хотели приобрести хорошие автомобили: с прозрачной историей, без ДТП, в достойной комплектации и с минимально возможным километражем при заявленном бюджете. Другое дело, что белорусы сравнивают такие машины с теми, которые выставляются на местном рынке, но при этом имеют пробеги «за 200 тысяч км», немного подшаманены и включают в цену выгоду продавца. У людей возникает вопрос: какой смысл переплачивать или отдавать те же деньги? Рассуждают примерно так: эта машина стоит на авторынке здесь и сейчас, ее можно даже пощупать, а другая — кот в мешке. На самом деле это заблуждение.

В Германии — значит без обмана?

Многие белорусы приобретают иномарки с пробегом на лизинговых аукционах, аргументируя свой выбор тем, что там автомобили существенно дешевле, вдобавок они не проходят предпродажную подготовку, а также действует строгая система оценки состояния.

— Как правило, крупные площадки работают по принципу «би ту би». Чтобы зарегистрироваться там, нужно иметь компанию, которая действует от полугода до 3 лет, европейский номер плательщика и т. д. Некоторые из них выступают в роли посредника и дают доступ к аукциону, работая прозрачно и получая взамен адекватную комиссию. Что касается качества автомобилей, то их дотошно осматривает специалист (например, Dekra), затем составляется рапорт, который прикрепляется к лоту. Ошибки и неточности тоже имеют место в силу человеческого фактора, но это скорее юридическая категория, чем техническая, да и серьезные моменты встречаются крайне редко.

Нюансы 140-го: «Возместить 50% от растаможки можно в течение года»

Большинство машин было застраховано по каско и проходило сервис у дилера или на СТО, как и положено. Эксперт заинтересован сфотографировать все нюансы максимально подробно (скажем, грязный салон, множество царапин и сколов). Кроме того, аукцион гарантирует безаварийную историю (отсутствие серьезного кузовного ремонта, а вот крашеные элементы и замененное лобовое стекло допускаются), честный пробег и юридическую «чистоту». Так что покупка на лизинговом аукционе практически лишена рисков.

С немецкими сайтами по продаже б/у автомобилей дело обстоит иначе. Иногда люди сбрасывают заведомо фейковые объявления. Например, в них не указан номер телефона или он неверный. Человек связывается с продавцом по почте, а тот начинает придумывать сказки, мол, я моряк дальнего плаванья, смотрите фото машины и присылайте задаток, а через две недели я вернусь и мы совершим сделку. Как правило, покупатель клюет на цену. В итоге он переводит какую-то сумму, потом приезжает — а там еще несколько таких же желающих, как и он. Это достаточно распространенная схема мошенничества. Некоторые думают: раз авто продается в Германии, то все честно, без обмана. Это не всегда так. 

Один из клиентов столкнулся с подобной схемой, когда хотел приобрести бус из Швеции. Все по классике жанра: продавец не выходил на связь, а через два дня объявился: машина реализуется на экспорт, цена — нетто. Мол, платите — все будет. Первое — не станет швед звонить немцу в воскресенье вечером по рабочим вопросам. Это в принципе невозможно! Второе — они всегда закладывают разницу между нетто и брутто, которую потом возвращают. По всем признакам здесь 100%-й обман. Дело в том, что немецкие автопорталы не всегда успевают отсеивать такого рода объявления, поэтому стоит быть аккуратнее, чтобы не попасться на уловку мошенников. 

Евгений уверен: низкая цена — это не всегда обман. Иногда продавцы снижают стоимость под влиянием жизненных обстоятельств, покупки недвижимости или интересов бизнеса.

— Расскажу интересный случай. Один знакомый немец взял битый бус на аукционе, а по факту прибыл целый экземпляр. По каким-то причинам крупная прокатная контора отремонтировала его, не требуя никакой доплаты. На такой машине удастся получить сверхприбыль. Либо можно быстро продать ее по меньшей цене, но все равно дешево для конечного покупателя.

Как меняется авторынок в Беларуси?

Безусловно, Европа оказывает влияние не только на вторичный белорусский авторынок. Еще до повышения таможенных пошлин в 2011 году россияне приезжали в РБ, чтобы увезти оттуда иномарки. А как сейчас?

— Как правило, этим занимаются профессиональные ребята из разных городов РФ, которые приобретают востребованные для их региона модели, просчитывая все риски и вероятность продажи. Они покупают интересные варианты, формируя сразу целый автовоз и добиваясь хорошей цены у белорусов за счет того, что берут машины здесь и сейчас. Затем нужно получить ПТС и решить прочие формальности, чтобы реализовать эти авто в России. В результате ребята могут продать иномарки у себя на родине существенно дороже, чем купили их на белорусском рынке.

Последствия от 140-го указа я вижу только положительные: это и возникновение конкуренции, и обновление автопарка моделями, которые не представлены на внутреннем рынке РБ. Плюс ко всему это привлекло существенные поступления в госбюджет, а также дало работу атохаусам, авторесурсам, перевозчикам, мойкам, СТО, декларантам, продавцам запчастей, людям и компаниям, оказывающим различные услуги. Когда рынок «живой», у человека есть выбор: можно купить как новый «бюджетник» в салоне, так и иномарку с пробегом из Европы. А наличие выбора — это однозначно хорошо.

Фото: архив av.by, личный архив Евгения

Читайте и подписывайтесь на наш канал Yandex.Zen

Читайте также:

Алина Вислоус
av.by
Нравится!
Класс!

Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь

Вход Регистрация
comments powered by HyperComments