«Белорус хочет купить Passat дешевле, чем он стоит в Европе». Посмотрели, что продают на авторынке зимой

  • 25 января
  • Просмотров 70550

2020 год проверял автобизнес на прочность. Пережив коронавирус и сворачивание кредитов в банках, покупательская способность белоруса неизбежно пикировала. На дно ли? Утверждать не беремся. Переждав первые две очень холодные недели января, мы отправились на рынок в Малиновке аккурат после крещенских морозов. И, похоже, не зря. Визуально людей между начищенных авто бродит достаточно много, а продавцы не прочь и пообщаться.

«Навезли уже этих Passat, а белорусам все равно подавай немецкий универсал с "дизелем"»

В солнечный субботний денек на рынке и вправду было многолюдно. Кто-то говорит, что наши земляки просто прогуливаются, тогда как другие комиссионки оформляют минимум по 5 машин со своей площадки. Мол, праздники пережили, а сейчас работает отложенный спрос. Возможно, потепление в последние дни тоже сыграло на руку здешним работникам: активное движение вокруг все-таки чувствуется.

— Я уже вам как-то рассказывал, как идут дела с продажами, — звучит знакомый голос из цивильного вагончика. — В январе рынок мертвый, в феврале люди отходят, в марте-апреле начинается подготовка к дачному сезону, в мае садят картофель, в июне — августе — сезон отпусков, в сентябре эту же картошку везут на дачи.

— Не надо фотографировать мои машины, они и так не застаиваются, — чуть ли не на крик срывается продавец, завидев под прицелом фотокамеры свои Renault, Peugeot, Citroen из Европы. — За сегодня уехали три иномарки. Какие? Не скажу! Но не сомневайтесь: рынок оживает!

— Наши люди всегда ждут перемен после Нового года. Как правило, январь и февраль — это месяцы затишья. Больше звонят по объявлениям в интернете. А так реализуется все. Вопрос только в том, что кому надо. Слушайте, как покупали раньше Passat B3, B4, так и берут их сегодня. Недавно звонили казахи, интересовались бензиновым седаном, а у нас его нет: белорусы ведь поголовно ездят на дизельных универсалах. Во многом решают цена и состояние. Нынче больше всего пользуются спросом европейские иномарки, поэтому хочешь не хочешь, а ставишь их на площадку. Сам я ничего не вожу, но если вижу, что в интернете выстреливают какие-то заманчивые варианты, сразу беру их на комиссию.

Даже на площадках, имеющих ориентацию на более дешевый сегмент, найдется несколько свежепригнанных «европеек»: спрос рождает предложение. Среди них Volkswagen Touran 2017 г. э. с турбодизелем объемом 1,6 литра и АКПП, реализуемый за $14 999, Skoda Superb 2016 г. э. (1,6-литровый «дизель», МКПП, из Бельгии) по цене $15 550, а еще Volkswagen Passat B8 2017 года из Германии, оснащенный 1,6-литровым дизельным мотором, за $15 350. Эти модели проверены временем и пользуются стабильным спросом, поэтому их смело ставят в рядок с хорошо побегавшими по дорогам Беларуси иномарками, будучи уверенными в том, что надолго те точно не задержатся.

— В «Туране» пробег насчитывает почти 170 тысяч км, а в «Пассате» — больше 200 000 км. Адекватные люди понимают, что европейская 5-летняя иномарка не может быть с километражем меньше 150–160 тысяч км. По правде говоря, я думал, что белорусы наелись Passat. Есть ведь такое понятие, как насыщение рынка. Однако же нет: завидный спрос на эту модель наблюдается и по сей день.

200 тысяч км для Passat — это норма, а 30 тысяч км у Geely уже много!

Судя по ассортименту площадки в Малиновке, рынок подержанных автомобилей из Европы не теряет своей привлекательности. Во-первых, 140-й указ никто не отменял. Во-вторых, европейские аукционы ожили, спрос увеличился, а машины по-прежнему тянут в РБ. Хотя не только Европой жив авторынок. На фоне многочисленных «европеек» выделяется, к примеру, Geely Atlas.

Экземпляр 2018 года в комплектации Luxury (2.4 бензин, АКПП) пока на гарантии и продается за $15 650.

— Это уже седьмой по счету «Атлас», еще один сейчас привезут. Конечно, есть смысл ставить его на площадку. Пусть это «Джили», но почти новая машина. У нее пробег — 32 тыс. км. На что люди надеются, когда покупают иномарки из ЕС, у которых километраж от 200 до 400 тысяч км? Какой у них остался ресурс? Однако белорусы считают, что 200 тысяч км для Passat — это норма, а 30 тысяч км у Geely — много. Не говоря уже про Hyundai Creta с километражем 80 000 км — это якобы космос! Подождите еще чуть-чуть — и начнут писать истории а-ля «купил я себе Passat, потом он сломался, и я поставил его в гараж, так как денег, чтобы поменять форсунки за $1 000, у меня нет».

Спустя два года пребывания какой-нибудь европейской Skoda или Volkswagen в РБ в них насчитывается уже под 80% китайских запчастей. Внимание, вопрос: зачем покупать немецкий Passat, чтобы потом пихать в него made in China? Вообще я считаю, что надо ездить на том, что нравится. Только знай: если перегорит Led-фара, ты заплатишь за нее $2 500. Адаптивный «круиз», дистроник и прочее — это все хорошо, когда оно работает. А случись какая поломка — с молотком туда не подлезешь.

Нужно ехать на СТО и тратить сотни (если не тысячи) долларов на ремонт и обслуживание. Скажу честно: большинство земляков все равно выбирает немецкий Passat. Видимо, срабатывает стадный рефлекс. Мол, если подъедешь к дому на B8 — значит это круто. Может, этот «Пассат» ему и не нужен, зато твой сосед купил плохой Passat, а ты взял хорошее авто. Неважно, что там куча электроники, турбины, электрические пьезофорсунки... Об этом никто не думает, но, поверьте, скоро все они узнают. И запоют! Достаточно будет заправиться некачественной соляркой да поставить фильтр подешевле.

А где пробеги от 200 тысяч км?

Пройдясь по рынку и обращая внимание на километраж свежепригнанных из Европы иномарок, можно сделать вывод, что пробеги варьируются преимущественно от 120 до 185 тысяч км. Примеры подобных автомобилей встречаются буквально на каждом шагу: BMW 318 GT (2016 год, 2.0 «дизель», «автомат», 167 тыс. км, $20 490), Renault Talisman (2017 г. э., 1.5 «дизель», МКПП, $15 550), Peugeot 3008 (2017 г. э., 1.6 турбодизель, МКПП, 169 тыс. км, $13 888), Renault Clio Sport Tourer (2017 год, 1.5 CDI, МКПП, 183 тыс. км, $9 780), Renault Megane (2017 г. э., 1.5 «дизель», 6-АКПП, 144 тыс. км, $12 500), SEAT Alhambra (2016 г., 2.0 «дизель», АКПП, 185 тыс. км, $18 700), Renault Scenic (2016 г., 1.5 «дизель», 6-МКПП, 143 тыс. км, $10 370), Volkswagen Passat B8 (2016 г., 1.6 «дизель», МКПП, 122 тыс. км, $13 850), Skoda Superb (2017 г., 1.6 «дизель», 6-МКПП, 122 тыс. км, $17 150).

— В среднем у всех машин пробеги в районе 150–200 тысяч км, — уверяет один из сотрудников автохауса. — Иначе пришлось бы ставить ценник не 16, а 20 тысяч долларов. А какой белорус столько заплатит? Россияне тоже звонят и едут, интересуясь дизельными универсалами. В основном мы продаем ходовые европейские иномарки, но и новые модели подвозим. Взять, к примеру, Seat Ateca (2018 г. э., 1.6 «дизель», МКПП, $16 480).

Из Европы также везут машины с подкрашенными кузовными элементами. Иногда проскакивают «битки» со страховых аукционов. Но местные комиссионки твердят, что стараются брать целые экземпляры. Мало того, что цифры на одометре у них подбираются к 200 000 км, так еще и аварийное прошлое вряд ли привлечет покупателей. А как насчет ценообразования?

— На европейских аукционах стоимость поднялась, сборы повысились. Рынок не успел толком отреагировать. Прайс еще не переписали, но в перспективе машины из новой партии подорожают в среднем на тысячу долларов. Пока не продадут автомобили из старых завозов, вряд ли будут что-то менять. Скидки делаем. А куда деваться?! Правда, иной раз, наоборот, повышаешь цену — и «бэушка» находит своего владельца. Обычно хотят купить «европейку» дешевле, чем она стоит там. Практика показывает: чем ниже стоимость автомобиля, тем больше потенциальных покупателей, но вместе с тем и проблем, ведь они желают не только взять его занедорого, но и получить состояние в идеале. В дорогом сегменте все иначе: пришел, увидел и купил!

«А вы не знаете, что будет со счет-справкой?»

Один из злободневных на сегодня вопросов — возможное упразднение счет-справок, которое обсуждается в рамках проекта указа (об изменениях в регистрации ТС). Несколько продавцов поинтересовались у нас, действительно ли их уберут, а между двумя мужчинами даже разгорелся спор по этому поводу.

— Плохо будет, если счет-справку отменят, — считает сотрудник местной комиссионки. — Увеличится как документооборот, так и время на оформление. Это все неудобно. У меня ведь нет никаких серых схем…

— Конечно, нет, — саркастически замечает его оппонент. — Машина гродненская, растаможена на инвалида в Ошмянах. Хозяина в глаза никто не видел, в комиссионке выписывают «левую» счет-справку, берут долларами. Вот это идеальная схема!

— Каждый по-своему прав. С одной стороны, надо узаконивать сделки купли-продажи, с другой — им тоже нужно как-то выживать. Почему этот указ пропихивают уже четыре года, а толку никакого? В Совмине говорят, что он нанесет ущерб физлицам. Хотя в законе прописано, что два «физика» договариваются, направляются в ГАИ, там бесплатно заключают договор купли-продажи и рассчитываются так, как хотят. Что делать автохаусу? Все просто: снимаешь машину с учета, ставишь ее на площадку и подписываешь договор комиссии. Если ты, допустим, из Витебска, то зачем тебе ехать в Минск? Деньги за проданный автомобиль перечисляют на твой счет, и все.

— Только мы попадаем на комиссию банка, а еще цена указана в у. е., так что будут потери из-за курсовой разницы.

— Другой вопрос: что делать с теми машинами, которые перекупы взяли у людей по ксерокопии паспорта и пригнали на «транзитах». Кому перечислять деньги? Вот один способ: можно выписывать доверенность на «вешалку» и ставить авто на комиссию, а когда оно продастся, сумму переводить этой «вешалке». Да, без потерь не обойтись, ну и что! Если не хочешь светиться, то будет хотя бы лицо с доверенностью.

— Пусть сделают так, как в Литве. С каждой машины платишь налог государству, а оформляешь их на себя. И все. А как быть с перекупами? Придется их стимулировать работать по-новому. Куда они денутся-то?

«Главное, чтобы у людей не закончились деньги»

Спустя полдня продаж один из местных сотрудников комиссионки еще не оформил ни одной машины, а на кону маячит единственная сделка. Двое мужчин из региона хотят поменять свой старенький Toyota Avensis на BMW 525 ix (1993 г., с установленным газовым оборудованием, цена — $2 450). Почему бы и нет? Менеджеру автохауса все равно, что продавать.

— Еще подходили люди, интересовались Skoda Superb из Бельгии. Прицепились к царапинкам по кузову, хотели свозить его на станцию, поторговаться. Им невдомек, что надо сначала авто пригнать, растаможить на инвалида и так далее. В итоге они ушли гулять по рынку. Хотя им и хочется, и колется, и мама не велит. С одной стороны, требования к машинам у многих зашкаливают, с другой — белорусы боятся тратить деньги. Какие могут быть прогнозы, если нет уверенности в завтрашнем дне?

— Строить планы — дело неблагодарное, — соглашается его коллега. — Ничего хорошего я не жду, судя по той ситуации, которая складывается в стране. Если бюджет урезается, а доходы людей снижаются, то и покупательская способность падает. В подобных условиях они явно пойдут брать хлеб и сосиски, а не машины. Лучше на время заморозить деньги и повременить с обновлением личного автомобиля — логика у белорусов примерно такая. 

Читайте и подписывайтесь на наш канал Yandex.Zen

Читайте также:

Алина Вислоус
Фото: Алиса Зацаринная
av.by
Нравится!
Класс!

Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь

Вход Регистрация
comments powered by HyperComments