Американский аукцион Insurance Auto Auction пришел в Беларусь. Узнали, что это даст автовладельцам и предпринимателям

  • 16 ноября
  • Просмотров 17601

В самом конце октября в Минске произошло знаковое для всей отечественной автоиндустрии с пробегом событие: один из самых крупных автоаукционов США, Insurance Auto Auctions (IAA), заявил о приходе на белорусский рынок. Маркетинговым партнером именитого бренда стала компания AutoGroup, через которую теперь физические и юридические лица смогут урегулировать большинство сопутствующих вопросов. 

Основатель AutoGroup Дмитрий Больдюсов в интервью av.by рассказал, что произойдет с рынком автомобилей с пробегом после появления на нем IAA, как будут решаться с американским аукционом спорные ситуации и изменится ли спрос на авто из Штатов.   

«Мы должны быть выше, лучше и знать свое дело»

— Вас стоит поздравить со статусом маркетингового партнера IAA.

— Да, спасибо большое.

— Расскажите, как проходил процесс получения этого статуса? 

— Расскажу вам историю о том, как все изначально было организовано. В 2018 году в Киеве проходила конференция поставщиков автомобилей и открывался украинский офис IAA. Я моментально зарегистрировался, прыгнул в самолет и прилетел на мероприятие, на котором присутствовал Дэниел Оскарсон, вице-президент аукциона. Там я ему задал вопрос, когда же появится представительство аукциона в Беларуси, однако Дэн ответил, что у нас рынок небольшой, поэтому офиса не будет. 

На что я сказал: «Окей, давайте через два года вернемся к этой теме». И улетел из Киева с одной мыслью: хочу видеть IAA в Беларуси, так как мне всегда импонировала прозрачность работы этого аукциона. А дальше — это наша инициатива, AutoGroup: постоянное напоминание о себе, динамика роста, а также непрерывное развитие нашей компании. Вот это и дало в конечном счете такой результат.

— Какие требования предъявлялись к вам с американской стороны?  

— Аукцион самостоятельно выходил на наш рынок и выставлял конкретные требования. Оговаривались скорее критерии отбора, которым мы после прохождения полуторагодовой проверки, судя по всему, соответствовали. Во-первых, это качество сервиса, региональные офисы, активное присутствие в СМИ и социальных сетях, ведение стримов, т. е. для IAA было важно понимание того, насколько мы близки к потребителю, какая у нас стратегия выстраивания бизнеса. Я не обману, если скажу, что наш сервис — это не просто «привезти заказчику автомобиль из Америки». Нам важно, чтобы клиент в итоге был доволен и сервисом, и машиной. В нашей практике присутствуют и такие примеры, когда мы отказывались от сделки, если понимали, что она сулит оказаться проблемной. Все это — бренд, качество, сервис — складывается в критерии, которые хотел бы видеть американский партнер.

— Почему мнение представителей IAA изменилось спустя два года? Заинтересованность все же появилась?

— Это скорее проявление нейтралитета к рынку с малым объемом. Но прежде всего — инициативность, введение 140-го указа и расчет на динамику спроса на подержанные авто. Плюс, что для меня стало новостью, Дэн был в Беларуси 14 лет назад. Поэтому у него уже имелось понимание того, что рынок у нас есть, просто он существует волнообразно. И появиться здесь — это стратегическое преимущество, в том числе перед Copart (еще один крупный американский автоаукцион. — Прим. ред.). 

Пускай рынок и не растет стабильно из года в год, но он тоже себя показывает в меру возможностей своего объема: это несколько миллионов сложившихся клиентов. Тем более американцы не несут никаких затрат — вся нагрузка на партнере. Для них это стратегический маневр без каких-либо финансовых вливаний. Соответственно, почему бы и нет?

— В чем американцы видят потенциал белорусского авторынка?

— Я вижу здесь больше геостратегии для развития, чем очевидной прибыли. Это скорее сопутствующий фактор для компании. У IAA много точек продаж в Британии, Евросоюзе, Украине, теперь вот и в Беларуси.

— Что, кроме очевидных репутационных очков, этот статус дал AutoGroup? Насколько укрепил позиции на рынке?

— Для нас это ступень в росте. Когда растешь, ты получаешь больше опыта, знаний и уверенности в завтрашнем дне. Что касается наших позиций на внутреннем рынке, то здесь статус-кво большинства игроков давно сформировался, мы все друг с другом знакомы, так что ничего кардинально нового не произошло. В частности, когда выбирался партнер, мы до конца не знали, какую компанию предпочтет IAA, даже несмотря на то, что позвать их сюда было нашей инициативой.

Плюс еще маркетинг, активная лидогенерация. Сейчас при входе на сайт IAA с белорусского IP-адреса появляется информация, что на рынке РБ есть локальный офис компании. Это серьезное преимущество на текущий момент.

Компания AutoGroup в настоящее время определена как официальный партнер и является одним из четырнадцати представительств IAA в мире. Мы должны быть выше, лучше и знать свое дело.

«Не бывает рано или поздно, есть здесь и сейчас»

— Расскажите, что привнесет появление IAA в Беларуси в жизнь покупателей и предпринимателей, которые уже занимались привозом машин из США? В чем плюсы этого события для них?

— Говоря о физических лицах, отмечу: до недавнего времени у них, конечно же, была возможность просто привезти авто из США, независимо от качества машины и репутации аукциона. IAA отличается своей прозрачностью отношений, стало быть, для конечных клиентов это возможность сделать процедуру более ясной, понятной и цивилизованной. Но тут надо понимать, что с этим нужно очень серьезно разбираться, контролировать процесс, чем мы со своей стороны как раз и занимаемся. Соответственно, качественный исход по каждой сделке будет выше.

Также ситуация должна измениться с точки зрения доверия между покупателем и продавцом. Раньше конечные покупатели не видели и не понимали разницы между аукционами, сейчас она чувствуется. У белорусов ведь за последние десятилетия сформировалась устойчивая привычка к самостоятельному пригону авто из Европы. А тут предлагают услугу на расстоянии: привезти попавшую в ДТП машину, не видя ее живьем. Звучит как игра в рулетку. Да, наиболее смелые и амбициозные люди соглашались, но все же для успешной сделки нужны условия и надежные аргументы. Поэтому официальный приход аукциона, появление белорусского партнера — это сильный trust boost для всего рынка.

Если мы говорим про дилеров — это предоставление юридической базы. Мы хотим, чтобы предприниматели легализовались, открыв свое дело. У нас есть полный пакет договоров. Мы таким образом делаем более прозрачным рынок между ними и их конечным покупателем, потому что в наших договорах прописаны все моменты: по аукционам, качеству, доставке. У IAA 200 площадок, 2,5 млн автомобилей — нет-нет да что-то произойдет. Исчезновения ключей, запчастей, вывозы, повреждения — со всем этим надо работать. А ведь все озвученное может произойти, когда авто еще не выехало с площадки аукциона. Далее нужно доехать до портового контейнера, где саму машину следует упаковать, погрузить, транспортировать, плюс пройти сканирования в европейских портах и прочие нюансы. Это все сложный технический процесс, который мы знаем от и до, соответственно, эти решения у нас есть. Таким образом, мы даем партнерам в Беларуси возможность не отвлекаться от собственного дела: выбора лотов, получения автомобиля, его ремонта и восстановления. Это направление мы выделяем в AG Logistiс для дилеров, а работа AutoGroup направлена в основном на конечных клиентов. И здесь важно (Дэн во время конференции 28 октября для автодилеров и автоброкеров это упоминал), что офис IAA больше открыт для конечного потребителя, чтобы сделать рынок ближе и прозрачнее.   

— Не кажется ли вам, что анонс партнерства именно сейчас — это не самое лучшее время, учитывая проблемы с коронавирусом, а также внутриполитическую нестабильность?

— Не бывает рано или поздно, есть здесь и сейчас. У меня отец, тоже предприниматель, говорит, что ситуация на рынке не бывает идеальной. Она становится только сложнее, появляются все новые проблемы, с которыми нужно бороться. И мы не вправе останавливаться, если положение дел оборачивается в худшую или лучшую сторону. Но если взглянуть на ситуацию иначе, то, когда вопросы решатся, у нас будет готовый продукт, который мы сможем предложить клиентам.

— Официальный выход IAA на белорусский рынок авто с пробегом способен повлиять на него в плане продаж?

— Не думаю, что это событие как-то сильно изменит спрос, но однозначно усилит качество импорта. Исходя из собственного опыта, пройдя 2013–2015 годы, когда мы смотрели в сторону России, я могу сказать, что рынок импорта у нас более-менее одинаковый всегда. Он может перетекать между Россией, Америкой и Европой (в зависимости от разных факторов). Но чтобы он при этом увеличился... Не уверен, что это произойдет. Во всяком случае, это будет не такая уж ощутимая цифра.

— Во время конференции IAA для автодилеров и автоброкеров в Минске предприниматели, занимающиеся привозом машин на заказ, жаловались, что часть авто может приходить не в том состоянии, которое обещалось продавцом: то фары исчезнут, то ключи потеряются. Возможно ли полное решение данной проблемы? И реально ли этот момент урегулировать, чтобы минимизировать потери?

— Это как раз одна из тех проблем, которую мы будем стараться полностью решить в рамках AG Logistic. В ходе проведения конференции мы обсуждали этот момент. Если, к примеру, у автомобиля нет фар, то необязательно, что эти фары будут внутри салона. Их могла забрать страховая компания при дефектовке. Или был случай: человек купил машину без бампера, а потом нашел его в продаже на Ebay с номером кузова. Это мог сделать сам американский владелец авто, забрав деталь с места ДТП и продав ее через интернет. Важно знать, где пропали элементы, по какой причине, а также имела ли место пропажа.

Мы проверяем наличие запчастей, если они были. Есть ситуации, когда что-то исчезает, когда машину уже привозят в порт. Значит, нужно поднимать фотографии, демонстрирующие, в каком состоянии автомобиль забирался с аукционной площадки, в какой момент пропала деталь: еще на площадке аукциона или уже во время транспортировки. Такие риски существуют, но изначально они минимальны, сопряжены с размером аукциона и сложными технологическими процессами, которые там происходят. И так с абсолютно любой запчастью или аксессуаром машины.

Как правило, это единичные случаи, когда мы чего-то не находим. Риски ничтожны и нивелируются небольшой ценой лота, который обходится в половину от рыночной стоимости в Америке и продается за 30-40% от нее. Такой зазор позволяет решить проблему. К тому же клиенты понимают, что покупают неликвид: это прописано в нашем договоре; это то, о чем мы заранее предупреждаем. А дальше ситуацию нужно разбирать.

«Спрос на электрокары на данный момент стабилен»

— Также во время презентации было много сказано о новых технических возможностях онлайн-платформы IAA, возможности посмотреть фото и видео покупаемого лота. Всего этого хватит, чтобы понять, что с машиной все в порядке и ты не приобретаешь кота в мешке?

— Прежде всего мы говорим о том, что риски мы можем минимизировать, демократичной стоимостью в частности. Это обеспечит лучшее понимание ситуации, однако без наложения опыта сотрудника все равно не даст полной картины и ясности. Кот в мешке — это когда заказывал Toyota, а приехал Ford. А если мы имеем в виду профессиональную помощь с выбором авто, когда учтен опыт сотрудника, это могут быть максимум небольшие просчеты и мелочи в стоимости ремонта. И даже в таком случае есть зазор по цене. У нас был кейс с исчезновением подушки безопасности после доставки. И мы добились от аукциона возмещения этих убытков клиенту.

— То есть сейчас с вашей помощью такие спорные моменты с аукционом урегулировать будет проще?

— Все верно. К тому же напрямую человек не сможет обратиться на аукцион. IAA работает только с юридическими лицами. Нужно не только знать язык общения, но и понимать, как именно следует общаться с представителями аукциона. Мы максимально вовлекаемся, чтобы решить этот вопрос в пользу клиента. Все это уменьшает риски и увеличивает процент стоимости авто для предпринимателя.

— Что вы думаете о перспективах распространения в Беларуси американских электрокаров, для внедрения которых у нас созданы все условия: и нулевые налоговые пошлины, и растущая сеть электрозаправок «Белоруснефти»?

— Этот процесс совершенно не зависит от Америки и Европы, от любого географического направления. Спрос на электрокары на данный момент стабилен. При снижении стоимости на аукционе ажиотаж, соответственно, возрастет, но опять-таки это небольшое количество. Увеличение предложения связано с сезонностью. Чем активнее машины бьются, тем активнее они попадают в продажу на автоплощадку. Обычно пик приходится на зиму, летом объем падает примерно на 30%.

— Можно ли сейчас спрогнозировать, как будет развиваться белорусский рынок авто с пробегом? На ваш взгляд, что может стать драйвером роста спроса и выхода из рецессии?

— По моему мнению, на ситуацию влияет не политика, а нестабильность в сознании граждан, непонимание, чего ждать завтра. Первым триггером может стать появление стабильности в головах, а значит и восстановление экономической составляющей покупательской способности. Если это произойдет, то рынок вырастет, но я думаю, что на начало следующего года он останется прежним. Сейчас рынок относительно стабилен. Летом и осенью он колебался, выпадая на пару недель, но это не то, что спад на год. Так что пока все в порядке, и, надеюсь, так все и останется.

AutoGroup.by

Партнерский материал

Тарас Тарналицкий

Фото: Алиса Зацаринная, фотоархив компании

Нравится!
Класс!

Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь

Вход Регистрация
comments powered by HyperComments