Расскажите нам, что вы думаете об av.by

Заполните анкету и помогите нам взглянуть на себя со стороны

Заполнить анкету

«Мужики из регионов смотрят Skoda, минчане — Volvo, Mercedes». Что продается осенью в Малиновке

  • 14 сентября
  • Просмотров 37834

Нынешний год еще не закончился, но уже стал настоящим испытанием для всех отраслей, в том числе для автобизнеса. Сначала коронавирус и ослабление белорусского рубля ощутимо повлияли на продажи авто на «вторичке». Правда, первые два летних месяца были отдушиной для перегонщиков: объем ввоза иномарок в этот период не то что не сократился, а, наоборот, увеличился. Однако в августе валюта подорожала, банки начали сворачивать кредиты, что тут же сказалось на покупательской способности белорусов. На авторынке не скрывают: у них все печально. Оглянитесь вокруг: рядом с начищенными до блеска машинами кучкуются продавцы. Покупателей вроде и не видно. Или они все же здесь есть? 

Поток из ЕС сократился вдвое

В минувшую субботу мы посетили одну из популярных площадок по продаже автомобилей, территория которой почти полностью отведена под комиссионные магазины. На первый взгляд она плотно заполнена свежим товаром из Европы. Однако, пообщавшись с местными сотрудниками, картинка в Малиновке вырисовывается не совсем радужная: покупателей нет, а торговля замерла.

— Даже приходится выгонять некоторые машины за территорию. Нет оттока. Обычно что-то продается, а на это место ставят другую иномарку. Сейчас же какие-то авто еще приезжают из-за границы, а неликвид убирают с площадки. Что в тренде? Volkswagen Passat как покупали раньше, так и сегодня берут. Сбываем по одному дизельному универсалу каждую неделю — такой вот стабильный на него спрос.

Вместе с тем рынок подержанных автомобилей из Европы не теряет своей привлекательности. Все-таки 140-й указ никто не отменял. Да и после пандемии коронавируса европейские аукционы ожили, спрос увеличился, а машины пусть и не бурным потоком, но все-таки тоненьким ручейком потянулись в РБ. Среди популярных у белорусов авто выделяют такие модели, как Volkswagen Passat, Skoda Superb и Octavia. Правда, они более интересны жителям из регионов, а вот минчане присматривают Volvo и Mercedes.

Один из продавцов показывает на телефоне, какие варианты рассматривает для покупки на европейских аукционах, но пока просчитывает возможные риски. Среди прочих экземпляров — дизельный Volvo V60 2015 года с 2,0 TDI и пробегом 191 тыс. км.

— Если я возьму его на аукционе за 7 000 евро, то со всеми расходами по сегодняшнему курсу он въедет в Беларусь за 12,5 тысячи. Но я не уверен, что это реально. У данного «Вольво» выпуск — 12-й месяц 2015 года, то есть он «пограничник». Еще три месяца в запасе у меня есть, поэтому наблюдаю за машиной. Возможно, какой-нибудь мой конкурент побоится так рисковать. Имеется и Skoda Octavia: 2017 год, 1,6 «дизель», АКПП, пробег — 219 000 км. Даже если за нее попросить 7 тысяч евро — вряд ли выиграю. На любой машине из-за роста курса валют я теряю 400-500 евро. А здесь поставишь ценник выше — кто же это авто купит? 

По словам собеседника, выцепить что-то по выгодной цене в нынешних условиях крайне проблематично. Последние полтора месяца он только наблюдает за кое-какими моделями, но пока ничего не везет, временно переключившись на «бэушку» с белорусской пропиской. Хотя и на нее спрос тоже слабенький.

— Мы в этом бизнесе мелкие сошки. Есть люди, которые все равно будут вкладывать деньги в европейскую «бэушку», но станут брать экземпляры с малым объемом двигателей да в богатой комплектации. Не купят белорусы — приедут и заберут россияне. Видите, стоит Passat (2016 г. в., турбодизель) почти за $16 тыс.? В России такие машины — только в самом топовом оснащении — любят.

Цены выросли в среднем на $1 000-1 500

С ценами на свежие автомобили из ЕС ситуация сложилась следующая. На рынке продаются модели, ввезенные не только до повышения курсов валют в августе, но и после. А вот цифры на ценниках примерно одинаковые.

— В первом случае стоимость перепишут в сторону увеличения. Представьте, человек продает иномарку за $14 800 и может якобы заработать 800 долларов. Пересчитывая эти деньги по новому курсу, он понимает, что за них получится приобрести точно такую же машину, но уже без навара. Значит, ему надо повышать сумму на 550 долларов, чтобы не терять выгоду. Видел, в Мозыре отдавали Ford S-MAX сначала за $14 850, а потом и за $15 350. Демпинговать цены на рынке с учетом нынешних курсов никому не выгодно. На существенные скидки тоже рассчитывать не стоит: с нестабильным курсом продавцы до последнего будут ждать своего покупателя, да и народ стал не такой обнаглевший. Многие все видят и адекватно оценивают ситуацию — просят уступить хотя бы $200-$300.

Еще один сотрудник автохауса, на площадке которого хватает свежепригнанных автомобилей из Европы, подтверждает: на европейских аукционах цены выросли, поэтому поток из ЕС сократился примерно вдвое.

— Те, кто ввез иномарки до повышения курсов, осознают, что если продадут их задешево, то за эти же деньги не купят потом то же самое. С одной стороны, можно было бы уже отдать и обновиться, но чаще они выбирают второе: переписывают ценники и ждут. Тем более что предпосылок для снижения стоимости автомобилей из ЕС пока нет. 

Пробеги большие, а по кузову в основном целые

Приостановка кредитования в банках тоже всем подпортила продажи, так как покупательская способность летом и так была невысокая.

— В основном сюда, на рынок, приходят уже с деньгами. Всего 10% пользуются кредитом. За последние 1,5 месяца спрос сократился где-то в два раза. Напишите, что дают кредит под 15% годовых, — встанет очередь. Увы, его нет. Пока остался лишь лизинг в долларах, евро или российских рублях. На срок до 5 лет, до 15% годовых (в зависимости от суммы). За последнюю неделю на таких условиях взяли две машины. Возможно, у людей есть уверенность в своих доходах с привязкой к валюте, но мы такие моменты не уточняем.

На площадке замечены свежепригнанные иномарки из Европы. Цены на них уже отличаются в среднем на 1 000-1 500 долларов. Приведем несколько реальных примеров. Начнем с Renault Kadjar. Это кроссовер 2016 года выпуска. Под капотом установлен 1,5-литровый «дизель», коробка передач — 6-ступенчатая «механика». Пробег — 180 тысяч км. Стоимость — $14 350.

Peugeot 5008 2015 года со 133 тыс. км на одометре продается за 12 650 у. е. по курсу Нацбанка. Не менее популярный Volkswagen Passat B8 (2016 год, 1.6 «дизель», МКПП, пробег — 196 тыс. км) оценили в $14 950.

Среди распространенных моделей называют Volvo XC60 и Skoda Superb. Первый (2015 г. в., 2.0 «дизель», АКПП, 131 тыс. км) предлагают за $21 500, а второй (2016 г. э., 1.6 «дизель») выставлен за $14 450. Ради интереса проверили их толщиномером — почти все оказались с родным ЛКП, за исключением Kadjar, у которого по правой части есть окрас вторым слоем.

— Привозят разные машины, в том числе и с подкрашенными кузовными элементами. Иногда проскакивают «битки» со страховых аукционов. Но местные ребята все же стараются брать целые: попробуй потом продать битую, да еще и с большим пробегом! А толщиномер нынче есть у каждого второго покупателя. Так что риски высоки.

Если прогуляться по рынку, то можно увидеть, что выбор свежей европейской «бэушки» все же имеется: Opel Zafira (2016 год, 1.6 «дизель», МКПП, 146 тыс. км, $14 250), Citroen C4 Grand Picasso (2017 год, 2.0 «дизель», АКПП, $15 990), Opel Corsa (2017 г. в., 1.3 «дизель», МКПП, 115 тыс. км, $8 450), Peugeot 308 (2017 год, 1.6 «дизель», $11 800), BMW 318 GT (2015 г. в., 2.0 «дизель», МКПП, 199 тыс. км, $17 800), VW Tiguan (2016 г. в., 2.0 турбодизель, МКПП, $20 850).

— Не забывайте: еще повысилась расходная часть. Если раньше ездили своим ходом, то сейчас заказывают автовоз, а это уже значит, что к ценнику надо добавить порядка 400-700 евро. Рынок Европы тоже оживился, но им выгоднее продать свои машины в Евросоюзе, чем отдать нам. Кроме того, изменилось и отношение доллара к евро. Отсюда и рост цен на авто.

Кредиты не выдают, но мы держимся

Что касается «бэушки», то один из продавцов отмечает: звонят в основном по дешевым машинам. По остальным — тишина.

— Сами понимаете: кредиты заморозили, а у людей наличных денег нет. Но мы идем навстречу, рассматриваем взаимозачет. Повышать стоимость еще больше не вижу смысла. Зачем? Чтобы машины стояли тут до зимы? Снижать же тоже невыгодно, но небольшой торг никто не отменял. Начало лета в плане продаж было вполне оптимистичным. А уже с 10 августа — все, как отрезало! Белорусы боятся тратить деньги. Возможно, вскоре за них придется покупать продукты питания, а не машины. А если случится прогнозируемый обвал рубля, плохо станет везде: и на рынке, и в автосалонах.

Судя по всему, на площадке в Малиновке нынче смутные времена. Единственный раз, когда местные продавцы обращались в администрацию с просьбой о снижении арендной платы, случился в апреле. Руководство пошло на уступки, но после того, как на рынке запчастей устроили бунт.

— Нам прописали минимальный курс марта. Хорошо еще, что продлили мораторий до конца текущего года. Иначе было бы совсем тяжело. Никто отсюда еще не ушел. А чтобы продавать в интернете, надо отдавать деньги на рекламу. И это немалые траты.

Было плохо, а после выборов стало еще хуже

Один из здешних работников сетует, мол, за половину субботнего дня ни одна машина не уехала с его площадки. Правда, так не у всех. Вот к нам подошел мужчина, который расстался аж с двумя иномарками — считай, сегодня ему улыбнулась удача.

— Бегал, оформлял автомобили, — звучит бодрый голос. — Volkswagen Touran — 9-й месяц 2017 года, рестайлинг, 138 тысяч км. Машина ушла за $16 800 (на старте стоила $17 200). Это «немка», все работает как часы. Второй экземпляр — Passat B7. У него 2014 год, мотор на метане, на одометре 190 тысяч км. После торга в 700 долларов отдал за $13 800. Можно сказать, сработал не в минус.

Продавцы в основной своей массе грустно вздыхают: даже коронавирус не так сказался на продажах, как ситуация после выборов. Какие могут быть прогнозы, если ты не уверен в том, что будет завтра? Один из завсегдатаев рынка просит написать для белорусов что-то мотивирующее, чтобы они, наоборот, приходили сюда за машинами.

— Многие боятся ехать в Минск из-за политической обстановки. Да и финансово люди богаче не стали. Хотя мы торгуемся: кому-то 200, а кому-то и 500 долларов уступаем — это же рынок.

— Началась пандемия — всем было плохо, — добавляет еще один мужчина. — После выборов вообще все встало колом. Пока не начнут выдавать кредиты и не устаканится обстановка в стране — ничего не изменится. Сейчас белорусы спят на этих деньгах — не дай бог, еще хуже будет.

Читайте и подписывайтесь на наш канал Yandex.Zen

Читайте также:

Алина Вислоус
Фото: Алиса Зацаринная
av.by
Нравится!
Класс!

Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь

Вход Регистрация
comments powered by HyperComments