Расскажите нам, что вы думаете об av.by

Заполните анкету и помогите нам взглянуть на себя со стороны

Заполнить анкету

«Ай, без батьки никуда ездить не стану». Как гродненский гонщик покорил белорусский автоспорт

  • 7 мая
  • Просмотров 28384

Немногие белорусские гонщики могут похвастаться призовыми кубками в местных и зарубежных состязаниях, но Дмитрий Нагула, пожалуй, приятное исключение в этой ситуации. Гродненский гонщик становился чемпионом страны в драг-рейсинге трижды (в 2008—2011 годах), а также завоевал национальный Олимп дрифтинга в 2018-м. И это не считая других наград. 

Как Дмитрий попал в автоспорт, как относится к неограниченной скорости и чем мотивирует себя перед заездами — в специальном интервью av.by и компании А1.

 

«Дрифтить еще толком не умел, но опыта сразу набирался за границей»

— Не могу не начать с главного вопроса: как у вас проходят будни в карантине? Чем занимаетесь?

— В основном работаю (у Дмитрия частный центр фотографии в Гродно. — Прим. ред.), плюс у меня дочка родилась 4 месяца назад. И карантин вместе с самоизоляцией позволили мне проводить с ней больше времени, а не просто быть гастролирующим отцом. Жена довольна: боялась, что я буду пропадать на гонках. Так что кручусь круглые сутки.

— Получается, карантин помог вам укрепить семейные отношения?

— Да, гонок нет, поэтому папа рядом. Все в порядке!

— Неофициальный карантин сильно изменил ваши планы на сезон 2020? Чем будете заниматься во второй половине года, когда ситуация стабилизируется?

— Конечно, изменил, и не только мои, но и остальных спортсменов. Причем под откос пошли как планы в области дрифт-соревнований, так и в других направлениях: отдых, поездки, прогулки и т. д. Все это сейчас на паузе. Я работаю удаленно, только раз в неделю заскакиваю в офис. Жена и дети тоже постоянно остаются дома.

Что касается гонок, то моя машина после состязаний в Италии в октябре прошлого года вернулась на родину почти целой. Мы ее протестировали, немного подлатали и законсервировали. С того момента я ее даже не заводил — стоит в гараже, ждет тестового выезда. Не знаю, когда он состоится, но мне кажется, что в этом году мы вряд ли будем участвовать в профессиональных заездах, даже если они начнут проводиться. Дело в том, что я всегда езжу на соревнования только со своей семьей — женой и отцом. Поэтому даже если сам решусь поехать, то без папы это сделать не получится, поскольку он находится в зоне риска заболевания. Я как-то участвовал без него в гонках в Одессе — неудачно выступил, машина сломалась. И после этого решил: «Ай, без батьки никуда ездить не стану». Возможно, какие-то тренировки будут проходить в закрытом виде, чтобы кровь не застаивалась в жилах, а по поводу всего остального посмотрим по ходу.  

— Вы уже фактически двадцать лет в профессиональном автоспорте, где начинали сперва как драг-рейсер, а потом перешли в дрифт. Не пожалели о смене направления?

— Нет, не пожалел. Хотя драг полностью не забросил, думаю, он временно на паузе. В этой дисциплине несколько раз подряд становился чемпионом Беларуси, и это немного поднадоело. А до того, как заняться дрифтингом, с командой объездил половину Европы — были в Германии, трасса «Хоккенхаймринг», в Венгрии, Словакии и пр. Мы поучаствовали в разных соревнованиях и, в принципе, кубков у меня хватает: King of Germany, вице-чемпионство EEDC и т. д. В тот момент, когда я пришел, дрифт в Беларуси уже существовал 3 года. А пришел так: был на выставке в Варшаве. А там — драг, дрифт, мотокросс. Прокатился на дрифт-такси Mazda RX-7. Зацепило — остались приятные впечатления от поездки. И через три месяца уже купили машину, привезли ее в Беларусь, после чего я начал участвовать в соревнованиях: Литва, Латвия, Польша. То есть дрифтить еще толком не умел, но опыта сразу набирался за границей.

 

«Здесь все зависит не только от гонщика, но и от техники, работы механика, везения»

— Как поняли, что дрифт — это ваше? С чего начинали вхождение в дисциплину?

— Все как обычно — азарт, стремление быть победителем и, конечно же, эмоции за рулем автомобиля в заносе. Когда я перешел в новую дисциплину и начал ездить, было желание стать лучшим. Первый год казалось, что еще чуть-чуть — и буду лидером по итогу сезона. Так и случилось, правда, через семь лет.

— Да уж, явно пришлось постараться.

— Да, пилоты растут и развиваются, в дрифте отнюдь не так просто. Здесь все зависит не только от гонщика, но и от техники, работы механика, везения. Первые три года у нас не было механиков на гонках, мы часто ломались. А уже когда образовалась нормальная команда, то сразу пошли хорошие результаты. И еще немаловажно везение: на кого попадешь в парном заезде, какая погода будет в момент квалификации, не сломается ли машина. Много нюансов, от которых зависит результат. Заезд длится всего 20-50 секунд, и любая мелочь может повлиять на итог.

— Из-за множества таких вот нюансов некоторые гонщики суеверны. Есть ли у вас собственный ритуал подготовки к заезду?

— Особых ритуалов нет, но я — и все близкие и болельщики это знают — не люблю, когда перед стартом ко мне приходят в техпарк подбодрить. «Ну что, Димон, первое место?» или «Ну все, ты победишь» — в таком духе. Я подобных пожеланий стараюсь избегать, и с людьми сразу прощаюсь. Так можно и проиграть в отборочном туре. Бывали случаи.

— А существуют ли в дрифт-культуре особые правила или суеверия?

— Не могу сказать о каких-то особенных обычаях, но свои привычки есть. Например, выиграв парный заезд и выезжая на новый, мы всегда меняем заднюю резину. Хотя, по сути, она может быть как новая, «переобуваться» вовсе не обязательно, и все же делаем так. В какой-то момент это превратилось в привычку — на каждый новый заезд ставим новые покрышки. Заметили — раз проигрыш, то это точно из-за резины. Наверное, данный момент можно отнести к суеверию.

— Расскажите, на какой машине вы участвуете в соревнованиях? И как много сил уходит на ее обслуживание и тюнинг?

— Езжу на Nissan 200SX, также у меня есть BMW E36, которую я продаю за ненадобностью. Она все время была запасной, каждый год возим ее с собой на соревнования, но потребности использовать так и не возникло. Плюс дополнительные затраты.

Все это время обслуживанием у меня занимались коллеги из Минска. В столице автомобиль совершенствовался и чинился. И все, что от меня требовалось, — это финансы. Хотя машина была собрана в Варшаве с нуля, но с тех пор мы ее переделали на 98%: меняли запчасти, перекрашивали кузов и т. д. Механики уделяют этому внимание сразу в конце сезона. 2020 год — это первый сезон, когда машина после последней гонки уже стоит готовой к новым испытаниям. Такого не было на протяжении последних семи лет. Обычно авто выезжает после ребилда за две недели до гонки.

Еще одна новость — в этом году я остался без механиков. Наши пути разошлись после долгих лет сотрудничества. Но машина готова, так что все в порядке.

— Начинающие гонщики любят рассуждать, что можно стать звездой дрифта даже без бюджета. Это действительно так?

— Ко мне часто подходят с вопросами следующего плана: «Как попасть в команду?», «Как найти спонсоров?», «Откуда достать деньги?» Отвечу словами топовых пилотов из других стран: для вступления в дрифт в любом случае нужен стартовый бюджет. Никто тебя не проспонсирует без понимания, чего ты стоишь и что умеешь. А деньги нужны, чтобы сделать машину, пусть недорогую, начального уровня. Когда она появится, на ней нужно тренироваться, а это резина, топливо, запчасти. Дрифт — ресурсозатратный вид спорта. Если ты прогрессивный пилот, у которого все получается, тогда от новичка ты можешь быстро добраться до топа, звезды гонок. А звезды — это уже спортсмены, находящиеся в чемпионском топе.

Есть и гонщики, которые не достигли этого результата, но много сил и денег вкладывают в свою медийную раскрутку. Пока они в спорте ничего не стоят, но у них есть своя аудитория, болельщики. Они звезды не на чемпионском подиуме, а в интернете. И очень часто так бывает, что у них спонсоры появляются гораздо раньше, чем у профессиональных гонщиков. Потому что у топового пилота может не быть медийного сопровождения. Так что без своего первого капитала на самом деле стать звездой довольно тяжело.

 

«И драг-рейсинг начинался с моды на фильм "Форсаж"»

— Как вообще сегодня бизнес относится к белорусскому автоспорту?

— Бизнес лучше реагирует на состязание в автоспорте, чем это было раньше. Я это знаю, потому что двадцать лет в автогонках. Во-первых, организаторы соревнований делают для этого все возможное, занимаются «медийкой»: трансляцией соревнований с помощью телевидения, стримов в соцсетях и видеосервисах. За эти годы про дрифт узнали многие. Институт спортивных звезд — это тоже заслуга организаторов. В дисциплине по драг-рейсингу я был чемпионом страны шесть лет подряд, но организаторы не касались раскрутки, поэтому о моем чемпионстве знал узкий круг людей. С дрифтом все иначе.

Я столкнулся с этим сам — жители деревни, откуда я родом, в курсе, что я чемпион, смотрят трансляции. Для них ты — известная личность, потому что они увидели тебя по ТВ. Поэтому тут нужно отдать должное организаторам. И, соответственно, благодаря популярности подтягиваются спонсоры: белорусские и иностранные компании. И бюджеты растут. Единственное, кризисы все портят, в том числе и сейчас. Будет интересно посмотреть, если сезон начнется, кто с какими спонсорами в итоге выйдет на трек. 

— Какую гонку за всю карьеру вы считаете лучшей?

— Мне часто задают этот вопрос. Было достаточно гонок, которые я выигрывал, они все запоминались чем-то, оказывались яркими. Но почему-то всегда я отвечаю так: на первом месте — венгерская гонка на «Хунгароринге». Это легендарное место — среди иностранных спортсменов я там был единственным русскоязычным и занял первое место. Обычно гонка длится два дня (тренировки и так далее). А так как это дорогая в аренде трасса Formula 1, организаторы решили сократить время. Начали заезд заранее — в 7 утра; на месте нужно было распаковаться и приготовиться. У нас имелся всего час тренировок — и сразу квалификация. Когда мы узнали о жестком тайминге, разволновались, ведь в таких условиях надо успеть потренироваться на неизвестной трассе, которую местные наверняка знают лучше. Были сложные условия, и когда я выиграл, то впечатления от победы так и остались в душе. Мы с женой часто вспоминаем эту поездку. Это по-настоящему напряженное испытание. Хотя помню и очень много крутых гонок в Логойске, в том числе ночные заезды. Трасса вроде бы маленькая, но благодаря зрителям, которые находятся в непосредственной близости, ты как в Колизее. Но гонок было так много, что сложно выделить одну особенную, а вот «Хунгароринг» запомнилась навсегда.

— «Без скорости жить невозможно». Эта фраза уже превратилась в настоящее клише среди автожурналистов. А что скорость означает лично для вас?

— Я с ней согласен. Адреналин и азарт здесь на все 100% есть. Иногда в соцсетях фанаты упрекают, что в городе я медленно езжу. Это действительно так. Вспоминаю себя помоложе, как гонял, пока не было доступа к соревнованиям. И драг-рейсинг начинался с моды на фильм «Форсаж», когда по вечерам пацаны собирались на безлюдных трассах, выясняли на обычных машинах, кто из них круче. Это были жажда скорости и адреналин.

Сейчас два гоночных дня дрифта выматывают так, что больше лихачить не хочется. Копишь силы до следующего соревнования. Через неделю это будет уже значительно тяжелее. Потому что ты выкладываешься психологически, эмоционально, реально устаешь. Мы с отцом замечали, что за два дня гонок я легко могу сбросить 5 кг веса, потому что есть не тянет, одну воду пьешь.

 

«Почти все так, как в жизни, но нужно тренироваться — крутить компьютерную баранку»

— Вы много ездите на соревнования за границу. Как поддерживаете отношения с семьей на расстоянии?

— У меня таким выдался прошлый год, когда я являлся членом российской команды RDS. Это знаменательное событие, потому что российская дрифт-серия входит в тройку лучших мировых. Там участвуют топ-пилоты — уровень колоссальный. Я оказался в команде, где есть спонсоры, поддержка, все было очень круто. В это время жена была беременна и не могла со мной ездить. Мы целыми неделями отсутствовали. Отец находился со мной, супруга дома нервничала, иногда гормоны играли. Но она все понимает. Мы постоянно оставались на связи в мессенджерах. Жена смотрела онлайн-трансляции с заездами. Родные следят за ними, если не могут присутствовать.

— Белорусскому дрифту в этом году одиннадцать лет. Расскажите, что интересного в нем сегодня происходит? В чем вы видите его развитие?

— Колоссальное развитие происходит благодаря организаторам соревнований, их работе. Под их влиянием появляются крутые пилоты, спонсоры, гонки и трассы. Именно они первыми стали привозить к нам иностранных звезд: американских, тайваньских, японских гонщиков. Звали для состязания зарубежных пилотов: американцев, японцев, чехов, литовцев, финнов, поляков, латвийцев. И нам нужно было с ними конкурировать! Так и происходит рост.

А каким будет дрифт в будущем? Думаю, в нем точно окажется много симрейсинга (имитация гоночных заездов в компьютерных играх. — Прим. ред.). Организаторы уже нам сообщили: «Ребята, покупайте оборудование!» Потому что за неделю до реальной гонки на наших белорусских трассах будет проходить гонка виртуальная. Так за неделю до старта можно поучаствовать в виртуальном заезде на будущей трассе. Очень много знаменитых пилотов имеют дома нужное оборудование и зимой реально тренируются благодаря симрейсингу. Вот оно развитие, вот куда автоспорт уходит. И меня это обрадовало, потому что если я в какой-то момент захочу уйти из автоспорта, то останутся киберспортивные дисциплины, в которых я смогу продолжить принимать участие.

— Насколько для вас реальное вождение отличается от виртуального?

— Для того, чтобы получить полноценные эмоции, надо помимо руля купить ручник, кокпит, три монитора и прочее, чтобы максимально приблизить ситуацию к реальной. Поэтому пока в полной мере мне не удается понять, но что-то похожее между ними точно есть. Понравилось, что виртуальная трасса не просто выдуманная. Ты видишь реальный трек, по которому уже ездил. Почти все так, как в жизни, но нужно тренироваться — крутить компьютерную баранку.

— Вы уже были чемпионом Беларуси в драг-рейсинге и дрифте. Что вас сейчас сильнее всего мотивирует продолжать заниматься автоспортом?

— Да, изначально цель была стать чемпионом. И я для этого прикладывал все усилия, постоянно с командой дорабатывали машину. Когда достигли желаемого, плюс звания «Мастер спорта Беларуси», то в белорусских реалиях уже и некуда больше стремиться. Когда ты достигаешь чемпионских высот, то расслабляешься, меняются приоритеты. Мой фокус приоритетов немного сдвинулся. А куда — посмотрим.

Партнерский проект

Этот материал мы подготовили благодаря компании А1 и ее новому тарифному плану «Без Лимита», на который может подключиться любой желающий вне зависимости от того, пользовался он ранее услугами А1 или нет. Его владельцам предоставляется безлимитный интернет на полной скорости и 500 минут во все сети, а также возможность раздавать интернет-трафик другим абонентам бесплатно до 31.08.2020 года. Подробнее о тарифном плане и условиях его подключения можно прочесть тут.

 

Фото: личный архив Дмитрия Нагулы, Ева Ивановская

Тарас Тарналицкий 

Нравится!
Класс!

Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь

Вход Регистрация
comments powered by HyperComments