Машины Мукосея. Посмотрите, какие раритеты бережно хранит коллекционер из Гродно

Машины Мукосея. Посмотрите, какие раритеты бережно хранит коллекционер из Гродно

Коллекционера ретроавтомобилей из Гродно Сергея Мукосея знают многие ценители советского автопрома. Необычным хобби мужчина начал заниматься в 1990-х. А сейчас в его личной коллекции 18 автомобилей и мотоциклов из ХХ века — это и легендарный ЗИМ, и известная всем «Победа», военные машины и даже «инвалидка» из советской кинокомедии Леонида Гайдая.

Мы напросились в гости к гродненскому реставратору, чтобы самим прикоснуться к истории и вам её показать. А посмотреть есть на что!

Припарковав машину у частных домов в одном из районов Гродно, мы принялись гадать, какое из зданий принадлежит известному коллекционеру ретроавтомобилей. За забором одного строения замечаем крыши заснеженных авто, которые в ряд выстроились во дворе. Рядом висит старый якорь и табличка «Музей истории». Сомнений нет — именно здесь живёт знаменитый реставратор, собирающий редкую технику прошлого века.

— Не заблудились? — спрашивает хозяин дома, открывая нам калитку.

Мы проходим внутрь двора, и с первой секунды возникает ощущение, будто время вернуло нас на несколько десятков лет назад. Или мы просто оказались на какой-то съёмочной площадке — и вот-вот кто-то скажет: «Камера! Мотор!»

— Ну и что вам тут показать?  — слова Сергея Мукосея возвращают нас в реальность. — Вы бы весной приехали — вот тогда и увидели бы всю красоту… Ну ладно, сейчас немного очистим от снега и продемонстрируем вам мою коллекцию. Но не всю — некоторые экземпляры уже отправились на «зимовку».

«Он помнит ещё Сталина»

Хозяин дома сразу ведёт нас к чёрному шестиметровому ЗИМ-12. Послевоенный лимузин — главная гордость нашего собеседника. Ведь с него-то всё и началось.

— Это были 1990-е годы. Помню, случайно увидел в газете объявление о том, что продают ЗИМ, и у меня аж дыхание перехватило, — вспоминает Сергей Витольдович. — Я сел за руль своей «шестёрки» и поехал к владельцу машины. Не раздумывая особо, поменял свои почти новые «Жигули» на 39-летнего представителя сталинской эпохи. Многие удивились — как так? Ну а потом, когда начали появляться иномарки и все эти «Москвичи»-«Жигули» отправили на металлолом, настал звёздный час моего ЗИМа!

Тогда в Гродно находилось лишь четыре таких автомобиля, вспоминает собеседник. А интерес к ним был огромный. Их все перепродали за границу за огромные деньги, а Сергей Витольдович свой приберёг:

—  Я пожалел его отдавать — это ведь моё, родное! Много на нём, конечно, не поездишь: он выпивает 20 литров на 100 километров. Но, бывало, отправляешься на нём в город — люди смотрят на тебя с огромным интересом, поднимают руку, показывают «класс», фотографируют тебя, — не без гордости рассказывает коллекционер. — Ну а что? Кругом одни иномарки новые, а тут старичок такой 70-летний едет!

Точной суммы, которую получил бы собственник за уникальный ретроавтомобиль, Сергей Мукосей не помнит, но квартиру за эти деньги можно было купить легко, а то и не одну.

— А вы знаете историю автомобиля?

— Его прежний хозяин рассказывал, что лично пригонял машину из Москвы. По его словам, какой-то генерал армии СССР пользовался. Загляните внутрь — сразу видно, что это правительственная машина, так сказать, лимузин сталинских времён. На ней ездили члены партии и руководство. Министры сидели на заднем диване, а впереди — водитель и охрана.

На этом моменте Сергей Витольдович не стесняется преподать нам урок советской истории. В 1948 году автозавод имени Молотова получил правительственное задание — разработать шестиместный легковой автомобиль. На создание лимузина давались краткие сроки. И уже в 1949-м он был представлен руководству партии. Сталин дал высокую оценку новому авто, и сразу начался его промышленный выпуск. В первую очередь ЗИМ отправлялся в номенклатурные структуры.

Для этой модели были предусмотрены велюровая отделка и богатое оснащение салона: трёхдиапазонный радиоприёмник, часы с недельным заводом, электроприкуриватель с пепельницей. В 1950 году машину запустили в серию. Но стоимость её была сравнима с ценой двух «Побед» и «Москвича-400» в придачу! Так что единственные люди, способные позволить себе такой автомобиль, — это высшее партийное руководство.

 — С данного образца я и заболел ретроавтомобилями. А как ещё это назвать? — смеётся мужчина. — Принялся просматривать все объявления в поисках чего-то нового, но старого, общаться с коллекционерами. В моём окружении стали появляться люди с такими же интересами. Мы начали «кучковаться», делиться информацией, вместе что-то искать.

— Сейчас всё просто: зашёл в интернет, загуглил — и вся информация в открытом доступе. А как вы искали такие машины в 1990-х годах?

— Люди рассказывали! Вот, например, водители-дальнобойщики. Они же ездят где-то всё время, замечают, возвращаются и мне говорят, мол, там и там в огороде видел такую-то машину. Всё! Я сразу отправляюсь туда. Тогда эта техника не так пользовалась спросом — многие её считали просто металлоломом. Машины стояли на участках, в гаражах и просто гнили. Это уже после перестройки к некоторым моделям пришла слава. Ну а сейчас-то особо ничего и не найдёшь — всё уже раскуплено, вытянуто и продано.  

Из трёх «Побед» собрал одну!

 — А вот и моя «Победа» — главный бренд послевоенной эпохи. Машина была выпущена в 1948 году. Чтобы её собрать, отреставрировать и привести в движение, мне понадобилось три таких автомобиля. Она создана из доноров. У одной взяли руль, у другой — крыло. И так далее.

Машина скомпонована из разных деталей, но только заводских! Здесь и резина своя — «победовская», и мотор тоже свой.

— Советский Союз хитрил как мог, создавая чудо техники. По сути, двигатель «Победы» — это установка от ГАЗ-51, только с двумя отрезанными цилиндрами. В этой модели стоял мощный агрегат на шесть цилиндров, а в «Победу» такой не помещался — вот и укоротили мотор на два, — рассказывает Сергей Мукосей.

Некоторых доноров восстановленной машины пришлось тянуть буксиром — они порогами и днищем уже вросли в землю, вспоминает Сергей Витольдович. Но цель была достигнута. Перед нами — самая что ни на есть настоящая «Победа» из послевоенных времён.

— Вы когда-нибудь подсчитывали, сколько стоит ваш ретроавтопарк? — спрашиваем мы у коллекционера.

 — Нет, — с ходу отвечает мужчина. — Ещё когда ездил на выставки в Москву, видел там некоторые похожие модели. ЗИМ, например, за 100—120 тысяч долларов отдавали, «Волгу» — тысяч за 30 долларов. Ну там состояние, конечно, почти идеальное было, как на продажу. А я свои автомобили к ней не готовлю. Это всё для души, чтобы выехать в город на них, на праздники, людям показать. Если так прикинуть, тысяч сто долларов можно было бы и выручить за мою коллекцию.

К этому времени мы подходим к очередному «железному товарищу», который гордо занял своё место в линейке самых почётных и любимых автомобилей на приусадебном участке гродненца.

— Это ГАЗ-21. Но по паспорту — М-21. Первая модель «Волги-21». Кстати, единственная машина Советского Союза, которая взяла первое место на выставке автомобилей в Брюсселе. После этого она начала продаваться во многих странах. Я её купил у старого приятеля за полторы тысячи долларов. Тот тоже её долго восстанавливал — лет пять, наверное. Кто на ней ездил, мы уже вряд ли узнаем.

Сейчас в коллекции гродненского реставратора насчитывается 18 единиц ретротехники. Это и автомобили, и мопеды, и даже вот такой «прадед велосипеда», как называет его сам мужчина. Сергей Мукосей, подойдя к нему, лихо перекидывает одну ногу через деревянную раму и усаживается на кресло:

— Это я делал для выставки — «машина для ходьбы» называется. Такой вот велоход, когда ещё не было педалей, использовали при Наполеоне. Люди садились, разгоняли устройство ногами, а потом катились, сколько это было возможно. Посмотрел схему в интернете, купил колесницы, а остальное сделал сам.

Около необычного самохода припаркован военный ГАЗ-69.

— Этот автомобиль служил когда-то в полку связи, где перевозил радиостанцию. В 1980-х его списали и продали на «гражданку». Ко мне он попал только лет десять назад. Я его перекупил и принялся реконструировать. Мы с другими реставраторами разобрали полностью кузов, сняли мосты, двигатель. В результате осталась одна рама. Кузовные части были полностью зачищены и обработаны. Пришлось сделать капитальный ремонт двигателя, — вспоминает мужчина.

— А дорого стоит вообще восстановить ретроавтомобиль? — спрашиваем мы.

— Дорого. На процесс уходит обычно раз в десять больше денег, чем на саму машину. Это раньше та же «Волга» стоила как две квартиры, а сейчас в плохом состоянии она уйдёт за 600—700 долларов. Но в неё надо будет вложить ещё тысяч пять, чтобы она была похожа на машину, чтобы смогла сама ездить и радовать людей, — говорит Сергей Витольдович. — Вот смотрите: у меня тут пять «Волг» стоит, а из них получится только одна, но полностью в родной комплектации.

В другой части двора находятся разобранные и ожидающие своего времени «Волги». Сейчас их реставрация временно поставлена на паузу, но уже к весне в личном автопарке ожидается пополнение.

— Знаете, чем ещё примечательны эти машины? Они поднимаются за бампер домкратом. Вы представляете, какой уникальный этот металл? При помощи простой жестянки может одолеть две тонны!

— Сергей Витольдович, раз уж мы заговорили про обслуживание. Реставрируете вы их сами, какие-то детали полируете тоже сами. Неужели никогда не обращаетесь с ними на СТО городские?

— Пойдёмте, кое-что ещё вам покажу, — говорит автолюбитель и открывает нам двери гаража. — Я даже бортировкой шин сам занимаюсь. А что остаётся делать? На городскую СТО приезжаешь — не берут! Станки слабые! Везу на грузовую станцию — они слишком маленькие. Вот пришлось купить своё устройство — советское. Теперь всё полностью делаю сам.

Мужчина широко улыбается и добавляет:

— Ну раз уж мы здесь — продемонстрирую вам ещё одну «звёздочку»! Вряд ли сможете хорошо сфотографировать, но хоть одним глазком увидите…

«Инвалидка Моргунова» из кинофильма «Операция „Ы“»

Сергей Витольдович открывает другую дверь в своём гараже, которую не сразу-то и заметишь. И мы оказываемся в небольшом помещении.

— Вот — моя «Моргуновка»! — говорит коллекционер, приподнимая над капотом маленькой машины плотную клеёнку. — Помните её из фильма «Операция „Ы“»? Там был такой фрагмент. Какой-то мужчина не может выехать с рынка из-за перегородившего дорогу автомобиля и кричит: «Где этот инвалид?» Тогда выходит огромный Моргунов, руками разворачивает машину на 180 градусов, затем его компания усаживается в неё и укатывает.

Назвать полноценным автомобилем такое устройство сложно — под капотом у него мотоциклетный ижевский мотор. В народе авто называли «инвалидками», а когда вышла «Операция „Ы“» — «инвалидками Моргунова».

— После войны в стране было много инвалидов. Поэтому и выпускали мотоколяски для людей без ног. Выдавались они бесплатно на пять лет, затем менялись на новые, — рассказывает Сергей. — Первые экземпляры были трёхколёсными и на поворотах часто опрокидывались. Поэтому новые модели стали четырёхколёсными с откидной брезентовой крышей — словно у кабриолета. Вот этот образец выпущен в 1958 году. Нашли его под Гродно, был полугнилым, а колёса вросли в землю.  

— Сергей Витольдович, а сами вы на чём-то ездите?

 — О! Я передвигаюсь на редком, но лучшем автомобиле — Volkswagen Passat 1982 года. У него не работает ни один прибор, но он ездит. Можете себе такое представить? Вот смотрите, сейчас открою капот — и вы всё увидите.

Мужчина одной рукой откатывает авто и поднимает крышку.

— Генератор, стартер, карбюратор — всё рядом и наверху. Никуда не надо лезть. Я поставил здесь газовую установку, и она «съедает» всего 3 литра. А гляньте, внутри какой просторный, салон широкий. Да и в хозяйстве он хороший помощник — тонну груза только так берёт!

На приусадебном участке Сергея Мукосея где только не стоят автомобили и мопеды! Даже в теплице. Многие из них бережно укутаны прочной плёнкой и приготовлены к зиме. Мужчина признаётся, что сейчас не лучшее время для их обзора:

— Вот летом раньше мы часто выезжали на выставки, на праздники. Там можно было и посидеть в них, и прокатиться, и сфотографироваться с ними! Сейчас период такой сложный — всё это поставлено на паузу. А автомобиль ведь как? Он должен жить каждый день, чтобы не сгнить.

— А вы ещё, мы знаем, сдавали свои авто в прокат для свадебных кортежей...

— Да, было дело. Даже как ИП оформлялся.

— И удавалось заработать что-то?

— Ну какой тут заработок? Всё, что получал, уходило на реставрацию. Если покрывал расходы, то уже хорошо. Я же говорю, это болезнь, — улыбаясь, замечает мужчина и в который раз повторяет: — Приезжайте к нам весной — всё вытянем из гаражей, увидите нашу красоту в полном формате!

Подписывайтесь на наши новости в Telegram